Парламентские слушания 18 мая 2000 года

Постриган Константин
konstpst@aha.ru 
Опубликовано: 26 июня 2000 года

Парламентские слушания
"О правовом регулировании использования сети Интернет в Российской Федерации"

Комитет Государственной Думы по информационной политике
18 мая 2000 года


СТЕНОГРАММА

Большой Конференц-зал, Новый Арбат, 19.
18 мая 2000 года, 15 часов.

Любезно предоставлена Константином Постриганом konstpst@aha.ru

; в примечаниях я могу ошибаться и не претендую на абсолютную адекватность. - Константин Постриган>

Председательствует заместитель Председателя Государственной Думы А.Н.Чилингаров.

Председательствующий.

Товарищи, дамы и господа, мы начинаем наши парламентские слушания, которые проводятся в связи с решением Государственной Думы Российской Федерации, о правовом регулировании использования сети Интернет в Российской Федерации. Выявлен большой интерес к этому вопросу. Мы рады, что вы нашли время принять участие в этих очень важных, как мы считаем, слушаниях, которые проводятся в Государственной Думе. Давайте, мы договоримся здесь по нашей работе. В составе участников слушания есть депутаты Государственной Думы, головной комитет, который решением Думы ответственный за эти слушания, Комитет по информационной политике, во главе с председателем комитета Ветровым Константином Владимировичем, комитет по транспорту, связи и энергетике (есть представители), комитет по экономической политике, депутаты Государственной Думы, которые принимают участие. Кроме того принимают участие Ракитин Александр Владимирович , зам. Министра по связи и информатизации, Романченко Андрей Юрьевич, зам. Министра по печати, телевидению и радиовещанию и представители многих министерств и ведомств здесь представлены, которые заинтересованы в правовом регулировании все, что связано с использованием Интернет в Российской Федерации.

Я предлагаю следующий регламент нашей работы. С трех часов, 15 минут у нас уже ушло, планируем мы закончить в 18 часов. Докладчикам до 7 минут, выступающим в дискуссии до 4 минут. Записался для выступления 41 участник слушания. Вряд ли, конечно, нам удастся за это время уложиться в этот период времени. Я предлагаю без обеда, без перерыва. Кому-то нужно будет выйти, могут выйти. Но в любом случае все что нам не удастся сегодня кого-то послушать, Комитет по информационной политике открыт для дискуссий, для встреч, для продолжения этих парламентских слушаний, для того, чтобы мы могли понять всю ситуацию, как нам дальше работать над законотворческой нашей деятельностью.

Я, открывая эти слушания, хотел бы несколько слов сказать, вступительное слово. Я думаю, что я еще рад, искренне рад вас всех приветствовать от имени Государственной Думы, депутатского корпуса, всех, кто нашел время принять участие в наших парламетских слушаниях. И хотя наша страна еще не вышла на самые передовые, временно я считаю, рубежи широкого использования в различных областях жизни глобальных и информационно-... сетей, мы с вами очень своевременно решили совместно обсудить вопросы правового регулирования использования таких сетей. Так как бурное развитие Интернет в цивилизованном мире опережает процесс в создании и совершенствовании нормативных правовых актов, необходимых для урегулирования возникающих проблем.

Интернет является универсальной технологией обмена данными информации между сотнями миллионов людей многих стран мира. Сеть является не только эффективнейшим средством доступа к информационным ресурсам, накопленным человечеством, но и становится все более и в большем объеме средой распространения массовой информации. Функционирование сети является мощным фактором развития и использования передовых технологий. С другой стороны, с использованием сети Интернет связана возможность широкого распространения вредной информации, проникновения в систему управления, нарушение прав человека и другие негативные моменты, что несомненно требует особого внимания к вопросу информационной защиты и прежде всего к вопросам правовой информационной защиты.

По мере развития Интернет за последние годы правовые проблемы в сети становятся все более актуальными на фоне заметной трансформации в мире, подхода к урегулированию от упора на самоурегулирование к четкой правовой регламентации. Во многих странах мира, в первую очередь в Соединенных Штатах Америки, в Германии, вопросы регулирования использования Интернет решаются в законодательном плане. Так же многие другие страны: Канада, Дания, Италия, Люксембург, Малайзия, Южная Корея, Австралия, Сингапур и другие тоже работают над этой проблемой. Что касается России, как вы услышите и сегодня, мы приступили к разработке ряда специальных законодательных актов, а также внесению дополнений и изменений в действующее законодательство.

Многие правовые проблемы, возникающие при использовании Интернет, не имеют специфики и могут быть урегулированы на общих основаниях. Но при этом нормативная база должна быть более определенной и прозначной для правоохранительной системы. Я уверен, что комитеты Государственной Думы и тот, кто отвечает за эти слушания, Комитет, профильный, по информационной политике, тщательно проанализируют все, что вы скажете и мы будем использовать в нашей дальнейшей работе. Я думаю, проблема важна, нужна. Я еще раз искренне приветствую то, что вы нашли время принять участие в парламентских слушаниях.

Я предоставляю слово Ветрову Константину Владимировичу, председателю Комитета Государственной Думы по информационной политике об основных задачах правового регулирования использования сети Интернет в Российской Федерации. Пожалуйста.

Ветров К.В.

Перед тем, как начать свое выступление, я хочу сказать, что открыл наши сегодняшние парламентские слушания Чилингаров Артур Николаевич, заместитель Председателя Государственной Думы.

Постараюсь быть кратким, всем надо выступить. Как говорится плохую речь простят, а вот длинную - никогда. Уважаемые коллеги, рад приветствовать столь большую аудиторию на парламентских слушаниях, организованных нашим комитетом. Мы считаем обсуждаемую сегодня проблему несомненно актуальной. Значение Интернета для развития нашей страны очень велико. Он становится действительно важной средой для всех сфер нашей с вами жизни. Я не хотел бы вас утомлять статистикой, я уверен, что ее здесь будет очень много, приведу только один пример. Если в 1999 году число подключенных домашних компьютеров к Интернету в нашей стране составляло примерно 50 процентов по отношению к Европе и Северной Америке, то по прогнозам на 2002 год этот разрыв составит около 30 процентов. Что касается подключения к сети государственных органов, то тут у нас картина более чем благоприятная.

В общем, если в Москве на многочисленных рекламных щитах задают нам всем с вами вопросы, что такое точка РУ - значит пора давать и ответы. Государственный Комитет Думы по информационной политике нового созыва буквально с первых дней своего формирования включил в план своей работы проблему правового регулирования использования сети Интернет в нашей стране. И эта работа во многом состояла из встреч и взаимодействий с самыми различными специалистами, руководителями организаций, фирм, с теми, кого принято называть представителями Интернет-общественности. Постепенно сложилось взаимопонимание и общий взгляд на проблему. Несомненно мы столкнулись и с точкой зрения законодателей - не трогайте Интернет. Но как оказалось превалирует все-таки точка зрения, что есть необходимость законодателям Интернет трогать.

В настоящее время в России продолжается значительный рост как числа операторов и пользователей Интернета, так и круга оказываемых услуг. Отсутствие необходимых законодательных актов об урегулировании правоотношений в связи с использованием сети Интернет, равно как и отсутствие возможностей эффективного применения, имеющегося законодательства, уже сейчас тормозят развитие Интернет-технологий. Более того, по мере бузусловного роста значения среды Интернета для экономического развития России, отсутствие правовых рамок для такой деятельности, способно не только стать тормозом, но и вынудить российских пользователей Интернета обращаться за соответствующими услугами к специализированным организациям за пределами России. Что с учетом специфики Интернета может быть легко реализовано технически - все вы прекрасно знаете.

В этой связи важный вопрос привлечения инвестиций как для развития в России Интернета, так и для развития бизнеса в сети. Что греха таить, главные деньги в России сегодня можно получить либо из государственного бюджета, или в виде частных инвестиций. Возможности бюджета крайне ограничены, что касается частных денег, то возможным инвесторам нужны понятно гарантии. Четкое и прозрачное законодательство - существенные гарантии. Это знаковое явление. Инвесторам нужен сигнал. Инвестиции в Интернет - это серьезно. Без развития законодательства денег в сети просто не будет. Исходя из этого, наш подход к законодательной деятельности по урегулированию правоотношений, возникающих в связи с развитием использования сети Интернет в России, заключается в том, если говорить коротко, что многие правоотношения в целом не имеют интернетовской специфики и могут регулироваться действующим законодательством. Есть необходимость разработать и внести в Государственную Думу несколько новых специальных законодательных актов. Требуется при рассмотрении и доработке уже внесенных в Государственную Думу законопроектов, делать это с учетом такого явления, как Интернет. Тщательно проанализировать работоспособность действующих законов при урегулировании правоотношений, возникающих в среде сети Интернет, и в случае необходимости внести в эти законы дополнения и изменения.

При разработке новых законов наиболее актуальными являются три направления на наш взгляд. Первое, государственная политика в области использования Интернета в России, проблема электронной цифровой подписи и электронная коммерция. Сегодня мы хотим с вами посоветоваться, как по общим вопросам регулирования использования Интернета, так и по ряду важнейших, с нашей точки зрения, проектов и законодательных актов. Прежде всего это проекты о государственной политике Российской Федерации по развитию и использованию сети Интернет, об электронной цифровой подписи, об электронной коммерции. Среди рассматриваемых в Государственной Думе законопроектов, с позиции сегодняшний слушаний, важны законодательные акты, посвященные свободному доступу к информации, защите персональных данных, предотвращению распространения сведений, затрагивающих честь и достоинство граждан. В связи с чем и эти вопросы включены в повестку дня.

Понятно, что было бы очень уместно осветить вопросы, какие действующие законы нуждаются в уточнениях и дополнениях, в связи с обсуждаемой сегодня проблемой. Но и мы понимаем, что парламентские слушания, это когда депутаты публично выслушивают специалистов, представителей общественности и всех присутствующих. Я совершенно уверен, что совместными усилиями мы со всеми заинтересованными людьми, мы с вами выработаем общую плодотворную позицию по этому вопросу. Желаю вам всем успешной работы. Спасибо за внимание.

Председательствующий.

Спасибо, Константин Владимирович. Слово предоставляется Шубину Александру Валентиновичу, заместителю председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике. Пожалуйста.

Шубин А.В.

Мы действительно ожидали, что эти парламентские слушания могут вызвать интерес, но честно говоря, наверное не ожидали, что вызовут такой интерес. Тем не менее, добрый день. Я бы хотел остановиться на нашей теме. Сегодня очевидно мы будем рассматривать и высказывать отношение к проекту федерального закона "О регулировании российских сегментов сети Интернет". По этому поводу несколько соображений.

Для многих российских граждан сегодня глобальная сеть Интернет давно стала таким же обыденным явлением, как печатные средства массовой информации, телевидение или радио. Интернет, как бы к нему не относились, превратился в важный фактор общественной, политической, экономической жизни страны. Достаточно вспомнить предвыборную кампанию, которую политические партии, даже отдельные кандидаты развернули в вертуальном пространстве на прошлогодних думских и президентских выборах нынешнего года. Интернет сегодня, это возможность непосредственного общения ведущих российских политических лидеров с массовой аудиторией. Постепенно глобальная сеть становится важной сферой экономической деятельности. Не только зарубежные, но и многие отечественные банки и хозяйственные структуры переводят в Интернет часть своих операций, как со своими потребителями, так и деловыми партнерами. Широкомасштабное развитие сети и превращение ее в сферу полноценного бизнеса делают ее источником поступления солидных налоговых средств в федеральный бюджет.

Вместе с тем приобщение России к глобальной сети выдвигает на повестку дня целый ряд социальных проблем, связанных с демократизацией доступа. Интернет не должен стать уделом избранных, зависить от уровня дохода его обладателя. К сожалению, приходится констатировать медленное развитие сети Интернета в регионах Российской Федерации. В настоящее время более 50 процентов потребителей его услуг сосредоточено в Москве. Вместе с тем Интернет становится не только средством оперативного получения информации и обмена корреспонденцией, но и рассадником порнографии, пропагандой насилия, местом слива компромата, оскорбляющего человеческое достоинство.

Не проходит месяца без того, чтобы умельцы-хакеры не взламывали сугубо информационные сайты. Нельзя оставить в стороне тему обеспечения информационной безопасности страны. Приходится констатировать, что в этой сфере передовых информационных технологий у нас по-прежнему пока господствует хаос. Все это диктует необходимость выработки государственной политики в области использования российского сегмента глобальной сети Интернета. Вынесенный на рассмотрение депутатов законопроект, и выносимые, это необходимый, но только первый шаг в данном направлении.

Итак, что же должно сделать государство в этой области. Прежде всего государству необходимо создать стройную систему правил игры в электронном бизнесе. Назову несколько важнейших, с моей точки зрения, моментов. Во-первых, требуется сформировать условия, способствующие развитию телекоммуникационной инфраструктуре.

Это тесно связано с развитием средств доступа к нему, а именно, развития как обычных проводной, так и мобильной сотовой спутниковой связи. При этом качество связи должно быть высоким, с тем, чтобы доступ в сети осуществлялся на максимальной скорости. Сейчас в России уровень связи недостаточно высок. Однако не все население охвачено телефонной связью, это бессомнения является препятствием на пути развития Интернета. Поэтому нам, законодателям, необходимо разработать и принять соответствующие законодательные акты. Для развития Интернета в России необходимо, прежде всего, удешевить пользование им.

Один из путей - развитие российского производства, для стимулирования которого можно принять налоговые льготы на импортные комплектующие средств связи и компьютерных составляющих. Во-вторых, необходимо законодательно защитить добросовестных пользователей сети Интернет, а также владельцев интернет-ресурсов, от недобросовестного доступа и от действий хакеров, внеся соответствующие поправки в законодательство об уголовной и административной ответственности за преступления связанные с Интернетом: взлом сайтов, преступное овладение номерами кредитных карточек, написание и распространение вирусов. Такого рода преступления получили широкое распространение в мире и наносят огромный материальный ущерб.

В этом плане может сыграть свою роль проект федерального законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об участии в международном обмене", в части распространения норм закона на сети типа Интернет, защиты информации от несанкционированного доступа.

В-третьих, одним из ключевых направлений использования Интернет в России, в настоящее время, является вовлечение глобальной сети в предпринимательскую деятельность. Для полноценного использования Интернет для целей бизнес-бизнес, в России необходимо принятие закона об электронной подписи.

В настоящее время контракт, подписанный электронной подписью, не имеет юридической силы. Не нужно подтверждение сделки по почте, которая работает, как вы знаете, далеко не самым лучшим образом. Проект закона "Об электронной цифровой подписи" стоит в плане подготовки федеральных законов на 2000 год. Срок его предоставления в Правительство Российской Федерации намечен на третий квартил 2000 года, а срок внесения в Государственную Думу на четвертый, этого же года. Ответственными за его подготовку являются Минсвязи России, ФАПСИ, Гостехкомиссия, Минюст России, ФКЦБ с участием Центрального Банка Российской Федерации. С принятием этого закона, использование Интернет в сфере бизнес-бизнес может получить свое развитие. В России ситуация с государственным контролем над деятельностью в Интернете еще далека от мировых аналогов, при этом помимо вопросов контроля над содержанием информационных проектов Интернета, сегодня на повестке дня не менее остро стоит вопрос о порядке регистрации доменных имен, или проще, адресов в российском сегменте Интернета. Дело в том, что в силу ... специфики информационных ресурсов Интернета, к определенной территории каждый интернет-проект может быть привязан исключительно за счет регистрации доменного имени в определенном сегменте Интернета. Обозначенные вопросы, по сути дела, относятся к контролю над деятельностью в Интернете. И сегодня решаются уже на самом высоком государственном уровне. Возможным же это стало, по всей видимости, из-за уже упомянутого выше намерения государственных органов эту деятельность контролировать единолично.

Как вы знаете, 28 декабря 1999 года состоялась встреча представителей Интернет с общественностью, с исполняющим тогда обязанности Президента Российской Федерации Владимиром Путиным. Встреча продемонстрировала, что по взглядам на пути развития российского Интернета, оформились, по сути, 2 группы: первую составили провайдеры, или компания обеспечения технического выхода в Интернет. Они, со всей очевидностью, склоняются к необходимости ведения государственного регулирования Интернета. Главным образом, по заявлению специалистов, из-за перспектив развития собственного бизнеса. Вторую группу составили производители контента, то есть собственных информационных ресурсов. Последний как раз выступает против диктата государства в области Интернета и рассматривает возможность контроля содержания его ресурсов со стороны провайдеров, сотрудничающих с государством, как аналог контроля НГТС над содержанием телефонных переговоров населения России.

В некоторых проектах предлагалось, чтобы за регистрацию сетьевых СМИ будет взиматься регистрационный сбор в размере полутора тысяч рублей, 7,5 тысяч рублей - в случае рекламного характера ресурса и 15 тысяч рублей - в случае эротического характера ресурса. Этими проектами предлагалось делегировать функцию прекращать или приостанавливать оказание соответствующих услуг клиентам, деятельность которых в качестве сетевых СМИ прекращена, или соответственно приостановлена, в соответствии с законом о СМИ, либо осуществляющих деятельность, в качестве сетевых СМИ без государственной регистрации. То есть контролируемые со стороны государственных органов интернет-провайдеры, получали возможность ограничивать деятельность в Интернете неугодных проектов. Регистрация доменных имен также ставилась под контроль со стороны государства, так что пройти ее, опять же, неугодным проектам, было бы весьма затруднительно.

... желание государственных органов контролировать Интернет многие объясняли устоявшимся восприятием ресурсов в сети, как источника неофициальной информации и различного рода компромата, или же намерение государственных чиновников произвести передел собственности в российском сегменте Интернета. На самом же деле, главной задачей является упорядочение и стимулирование развития российской виртуальной сети.

Отрадно, что сообщество начинает организовываться и превращаться в независимую силу, развивающаяся во взаимодействии с государством. В начале 2000 года был создан союз операторов Интернета СОИ. Основной целью создания новой структуры стала координация деятельности организации, занимающейся проблемами российского сегмента сети Интернет на профессиональной основе. По сути же, она стала очередной организацией, сделавшей возможным лоббирование интереса в интернет-компании на разных уровнях, в том числе и на правительственных. Последний как раз и является наиболее актуальным, в связи с намерением государственных органов установить систему контроля над деятельностью сети Интернет, в том числе готовить ответ на те проекты, которые упоминались. Так что уже при создании планировалось, что СОИ будет взаимодействовать с федеральными органами в разработке нормативно-правовой базы.

Таковым, на мой взгляд, если очень кратко, выглядит положение дел в данной сфере, на сегодняшний день. Как вы видите, нерешенных проблем более чем достаточно. Я поделился с вами своими соображениями по основным направлениям развития системы Интеренет в России на ближайшую перспективу. Я искренне рассчитываю на то, что возможно далеко не бесспорные идеи, которые я сейчас высказал, послужат важным стимулом для более углубленной дискуссии для развития этой новой для нас законотворческой темы. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо, Александр Валентинович. Слово предоставляется Лакитину Александру Владимировичу - заместителю Министра по связи и информатизации. Приготовиться Романченко Андрею Юрьевичу.

Лакитин А.В.

Российское государство проводит последовательную линию по решению вопроса правового регулирования отношений, возникающих в сфере информации и информатизации. И на это направлены усилия целого ряда федеральных министерств и ведомств, также структур регионального уровня.

За последние годы в Российской Федерации, в соответствии с проблемами, возникающими в сфере информации и информатизации, принят целый ряд нормативно-правовых актов в высших органах государственной власти, регулирующих информационное отношение, в том числе федеральные законы, которые, в общем-то, всем вам известны, но я коротко их назову. "Об информации и информатизации, защите информации", "О средствах массовой информации", "О связи", "Об участии в международном информационном обмене" - это основные. И других также, заложены отдельные положения, закладывающие основы правового регулирования информационных отношений в обществе.

Надо отметить, что в настоящее время быстро расширяется использование глобальных компьютерных сетей не только во всем мире, но, в том числе, и в России. И это ставит перед государством новые правовые проблемы, связанные с созданием использования информационных ресурсов и технологий.

В последнее время Интернет и развитие глобальной сети Интернет в России развивается динамично и с 1997 года число пользователей выросло в 5 раз и оценивается в настоящее время, более 2 миллионов человек, по некоторым оценкам более 2,5 миллионов человек. В российских средствах массовой информации, в последнее время, появляются статьи, поднимающие ряд проблем связанных с государственным регулированием российского сегмента сети Интернет, а именно ставится под сомнение необходимость принятия законодательных нормативных правовых актов, регулирующих лрюбые аспекты деятельности в сети Интернет под тем предлогом, что Интернет является саморегулирующейся системой, и обсуждается правомочность механизмов используемых для контроля деятельности в системе сети Интернет. Наличие подобных точек зрения на роль государства в регилировании сети Интернет связано, прежде всего, тем обстоятельством, что первоначальная сеть Интернет развивалась в большнстве стран академическими кругами, которые самостоятельно разрабатывали и использовали внутренние регулирующие инструменты. Появление, бурный рост, коммерции в сети крайне обострили отношения между поставщикаи и пользователями услуг, и прежде всего в области защиты экономических интересов, соблюдения правил честной конкуренции и справедливого доступа к сетевым ресурсам.

Министерство связи не отрицает значимости процессов саморегулирования структуры Интернет и поддерживает инициативу профессиональных кругов в этом направлении. Принципиальная позиция министерства, выработанная во взаимодействии с другими министерствами и ведомствами состоит в том, что это самое регулирование должно дополняться государственным регулированием и вместе с федеральными законами и нормативными актами создавать условия для эффективного развития российского сегмента сети Интернет. Минсвязи России, при разработке в части своей ответственности государственной политики по отношению к сети Интернет, исходит из необходимости соблюдения баланса интересов всех групп занятых деятельностью в этой сети, не игнорируя интересов общества, коммерческих структур, государственных органов, включая правоохранительные. Исходя из опыта развития российского сегмента сети Интернет и с учетом подхода к участию государства к регулированию деятельности сети провайдеров услуг Интернет, и их взаимоотношение друг с другом, пользователями государственными структурами, Минсвязи России выделяет следующие направления в области нормативно-правового регулирования: это защита прав пользователей сетевых услуг, включая защиту персональных данных, это обеспечение качества предоставляемых сетевых услуг, это охрана прав собственников сетевых информационных ресурсов, включая права интеллектуальной собственности, это обеспечение юридической значимости электронного документа, распределение адресного пространства национального сегмента сети, проблема безопасности и борьбы с компьютерными преступлениями в сетях, защита пользователей от распространения в сетях вредной информации, защита чести и достоинства граждан.

В настоящее время в Минсвязи, во взаимодействии с другими заинтересованными министерствами и ведомствами, при широком обсуждении принципиальных положений с научно-технической общественностью, осуществляется подготовка к внесению изменений и дополнений к действующим федеральным законам об информации и информатизации, защите информации и об участии в международном информационном обмене. В этих законопроектах предусматриваются, в составе основных принципов госполитики, в сфере формирования информационных ресурсов и информатизации, первое, содействие формированию и использованию информационных ресурсов, юридических и физических лиц Российской Федерации, доступ к которым обеспечивается средствами глобальных информационных сетей. И расширение взаимовыгодного международного информационного обмена, в части распространения норм закона на сети типа Интернет. Кроме того, законопроект о внесении изменений в действующий закон "Об участии в международном информационном обмене", включает в себя также ряд положений, определяющих правовой режим участия в международном информационном обмене, с применением средств глобальных информационных сетей, в том числе он формулирует ограничение на использование в международном информационном обмене отдельных видов информации, определяет условия включения информационных систем в состав средств обеспечения международного информационного обмена, определяет деятельность по международному информационному обмену, подлежащую лицензированию. Доверие к новым информационным технологиям и сетям зависит от признания подлинности электронных документов и электронной цифровой подписи, что требует решения соответствующих правовых и технических проблем. В настоящее время завершается разработка проекта федерального закона "Об электронной цифровой подписи", который определит принцип и условия использования электронной подписи, правовой статус, удостоверяющих центров открытых ключей электронно-цифровой подписи и порядок ее использования.

Важное место в обеспечении устойчивого функционирования российского сегмента сети Интернет занимают вопросы регулирования адресного пространства сети. Известно, что сложившееся в этой сфере положение не устраивает практически никого, кроме, может быть, одного монополиста, регистратора доменных имен. Высокий уровень цен за регистрацию и защищенность наименования популярных фирм, имен известных людей, закупка наименований доменов впрок, использование вызывающих осуждение общества слов и тому подобное, - все это повлекло за собой целый поток обращений, в том числе в Министерство связи России. В настоящее время, подготовлен проект постановления Правительства Российской Федераци, о порядке регистрации доменных имен, российских, в сегменты сети Интернет, которым будет введен новых подход к регистрации наименования доменов, разделены функции введения базы данных имен в технический центр и предоставления им услуг при регистрации, - регистратор, - что соответствует мировой практике, демонополизации, предоставления услуг пользователям сети. Понятно, что такой шаг невозможен только на основе саморегулирования, и поэтому в соответствии с проектом, предполагается организация центра регистрации доменных имен еще и при Министерстве Российской Федерации по связи и информатизации, как альтернативной существующей структуре, которая обеспечит введение базы данных имен зоны РУ на бесплатной основе. Согласно проекта, планируется проведение конкурса, в котором могут принять участие все желающие заняться присвоем и регистрацией доменных адресов. Речь не идет об отсечении сформировавшихся в этой области структур, но о пресечении монополизма, среди ведущих провайдеров.

Другой аспект проблемы защиты права интеллектуальной собственности, наименование доменов. Сейчас прорабатываются возможности испольования соответствующей процедуры при регистрации, которая позволяла бы защитить права на товарные знаки. Такой же подход будет испольоваться при защите наименования доменов, связанных с государственными должностями в праительственным сегменте сети. Безусловно есть и другие проблемы в данной области. Мы внимательно изучаем опыт других стран по регулированию доменного пространства, национальных сегментов сети Интернет и учитываем его при принятии решения. Примером четких и жестких правил выделения доменных имен, может служить Государство Израиль, где в декабре 1998 года вышел документ "Правла выделения доменных имен в домене высшего уровня". Правила. Согласно этому документу, Интернет сообщества Израиля, являющийся бесприбыльной организацией, было уполномочено продвигать, используя сети Интернет в Израиле. Правила предназначены для регулирования следующих действий и процедур: процесс заявления о выделении доменных имен, регистрация и замена доменных имен, общедоступная информация по доменным адресам. В правилах установлены порядок расчетов, порядок разрешения конфликтов, размер платы за выделение доменного имени, а также определены процедуры отказа выделения доменного имени, условного выделения и резервирования под ответственность органов разрешения споров.

Одним из основных направлений госполитики использования глобальных телекоммуникационных систем является обеспечение безопасности информационных и телекоммуникационных систем информацонных ресурсов России. Это направление включает в себя повышение безопасности информационных систем, включая сети связи, и прежде всего, информационных систем федеральных органов государственной власти, финансово-кредитных и банковских сфер, сферы хозяйственной деятельности, а также системы средств информатзации, вооружение военной техники, экологически опасных и экономически важных производств. Здесь находят свое место и средства защиты информации, включая криптографию в информационных и телекоммуникационных системах, в сетях связи и в вопросах обеспечения безопасности и интеграции российских информационно-телекоммуникационных систем в глобальные системы, сохранности и правомерного использования накопленных в них информационных ресурсов. Настоящее время характеризуется тем, что разрастает угроза безопасности информационных и телекоммуникационных систем и информационных ресурсов, что выражается в увеличении масштаба компьютерной преступности и степени опасности этих деяний, продолжающееся распространение эпидемии вирусного заражения компьютерных программ.

Последним, охватившим практически все развитые европейские страны, и парализовавшим на несколько часов работу, в том числе правительственных органов, примером является распространение такого опасного вируса, является инцидент с рассылкой письма "ай лав ю". В соответствии с этим, одной из основных задач государства является создание механизма противодействия этим угрозам на уровне международных договоренностей и в рамках национального законодательства.

Несколько слов хотелось бы сказать о проекте федерального закона "О государственной поддержке развития сети Интернет в Российской Федерации" . В ряде стран и на международном уровне приняты законодательные акты, направленные на обеспечение защиты прав пользователей электронных средств общения людей, в том числе и глобальных трансграничных сетей. И потому предлагаемый к обсуждению проект весьма актуален, однако он требует серьезной доработки, как с точки зрения структуры, так и в части юридической техники. Так в проекте отсутствует такой раздел, как понятия "термины", используемый в данном законе, не сформулирован пункт в виде поручения Правительства о разработке нормативно-правовых актов в сфере регулирования, что существенно снижает его конкретную значимость. В заключение сформулированы первоочередные правовые проблемы Интернет, в том числе это регулирование использования информационной инфраструктуры и телекоммуникаций, защита информации в телекоммуникационных сетях, обеспечение свободного доступа к информации, создаваемой на деньги налогоплательщиков, и защита телекоммуникационных сетей от неправомерных действий. Спасибо за внимание.

Председательствующий.

Спасибо, Александр Владимирович. Слово предоставляется Романченко Андрею Юрьевичу - заместителю Министра по печати, телевидению и радиовещанию. Пожалуйста. Приготовиться Засурскому Ясеню Николаевичу .

Романченко Я.Н.

Добрый день!

Правовое регулирование сетевых средств массовой информации является одной из важнейших проблем государственного контроля за деятельностью в сети Интернет. До последнего времени государство не уделяло этой сфере должного внимания. Между тем перспективу развития сетевых средств массовой информации трудно переоценить. Уже сегодня они доступны огромному числу пользователей в России и за границей. Передача и получение информации становится быстрее и удобнее. Выпуск сетевого средства массовой информации не требует больших капиталовложений. Нет необходимости участвовать в конкурсах на получение лицензий на телевидение или радиовещание.

Все эти факторы привлекают к Интернет все большее количество людей.

Давайте коротко остановимся на существующем законодательстве. В соответствии с Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации" от 1991 года сетевые средства массовой информации подлежат государственной регистрации наравне с печатными газетами, журналами, теле- и радиопрограммами. Запрещается использование скрытых вставок воздействующих на подсознание и оказывающих вредное влияние на здоровье людей. Закон гарантирует лицу, о котором в средствах массовой информации были распространены сведения не соответствующие действительности, право на ответ в том же средстве массовой информации. Это право также не зависит от формы распространения массовой информации.

Согласно Федеральному закону "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 25 сентября 1998 года лицензированию подлежит издательская деятельность. Причем Закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" не делает изъятия из этого требования для лиц осуществляющих подготовку и выпуск периодических и непериодических изданий размещаемых в сети Интернет.

Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" от 1993 года охраняет творческие произведения существующие в любой объективной форме, в том числе распространяемые через сеть Интернет.

Гражданский и Уголовный кодексы Российской Федерации охраняют физическое и нравственное здоровье, честь, достоинство, деловую репутацию независимо от способа причинения вреда.

Таким образом нормы всех указанных законов могут и должны применяться к отношениям возникающих в связи с деятельность в сети Интернет. Основы правового регулирования этих отношений таким образом уже существуют. Попытки дать специальное правовое регулирование отношений возникающих в связи с использованием Интернет уже предпринимались российскими законодателями. Прежде всего речь идет о Федеральном законе "Об участии в международном информационном обмене" от 4 июля 1996 года.

Закон устанавливает, что право ввоза на территорию Российской Федерации иностранных информационных продуктов, которые могут быть применены для осуществления запрещенных законодательством Российской Федерации видов деятельности или промыслов или иных противоправных действий, представляется юридическим лицам уполномоченным Правительством Российской Федерации. Средства международно-информационного обмена используются на территории Российской Федерации только по волеизъявлению их собственника или уполномоченного им лица. Защита конфиденциальной информации государством распространяется только на ту деятельность по международному информационному обмену, которую осуществляют физические лица обладающие лицензией на работу с конфеденциальной информацией и использующие сертифицированные средства международного информационного обмена. Выдача сертификатов и лицензий возлагается на Комитет при Президенте Российской Федерации по политике информатизации, Государственную техническую комиссию при Президенте Российской Федерации, Федеральное агенство правительственной связи и информации при Президенте. В случае противоправных действий при осуществлении международного информационного обмена указанные государственные органы могут приостановить международный информационный обмен на любой стадии на срок до двух месяцев. Порядок выдачи сертификатов и лицензий устанавливается также Правительством Российской Федерации.

Включение информационных систем и сетей в состав средств международного информационного обмена осуществляется при наличии международного кода. Порядок получения международного кода устанавливается также Правительством. Предупреждение и пресечение монополизации и недобросовестной конкуренции в сфере международного информационного обмена осуществляется федеральным антимонопольным органом в соответствии с законодательством Российской Федерации. Распространение недостоверной, ложной иностранной документированной информации полученной в результате международного обмена на территории Российской Федерации не допускаются. И ответственность за распространение такой информации возлагается на субъект международного информационного обмена получившего такую информацию и распространяющего ее на территории России. Координация деятельности в области международного информационного обмена осуществляется Комитетом при Президенте Российской Федерации по политике информатизации в порядке устанавливаемом законодательством России.

При ввозе информационных продуктов и информационных услуг на территорию страны импортер предоставляет сертификат гарантирующий соответствие данных продуктов и услуг требованиям договора. В случае невозможности сертификации вввозимых на территорию России информационных продуктов, информационных услуг риск за использование данных продуктов и услуг лежит на импортере.

В наше министерство поступает много вопросов связанных с осуществлением деятельности в сети Интернет. Хочется предложить для обсуждения некоторые подходы сформированные на основе существующего законодательства.

Давайте рассмотрим такой вопрос. Является ли Интернет средством массовой информации? Интернет в целом я имею в виду. С нашей точки зрения не является.

В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" под средством массовой информации понимаются формы периодического распространения массовой информации, то есть периодические печатные издания, теле- или радиопрограммы и т.п. Отсюда следует, что Интернет в целом не является средством массовой информации. Интернет - это то самое средство массовой коммуникации, которое вот прошлым летом, летом 1999 года появилось в названии нашего министерства .

Следующий вопрос. Является ли сайт в сети Интернет средством массовой информации и требует ли он регистрации в Министерстве?

Очень много сейчас регистрируется сайтов интернетовский у нас в министерстве. И по большому счету с нашей точки зрения сайт является средством массовой информации если он соответствует признакам установленным Законом "О средствах массовой информации". В частности сайт должен иметь постоянное название, размещаемая на нем информация периодически должна обновляться, но не реже одного раза в год, и должна быть предназначена для потенциально неограниченного круга лиц. Такие сайты, если они доступны более чем одной тысяче пользователей, по логике закона должны быть зарегистрированы в Министерстве по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций в соответствии с правилами установленными Законом "О средствах массовой информации". Если указанные выше признаки отсутствуют, то сайт средством массовой информации не является и регистрация его не требуется.

Еще один вопрос. Требуется ли государственная регистрация сетевой версии газеты или журнала, если ранее министерством зарегистрировано соответствующее периодическое печатное издание?

По логике закона требуется, потому что печатные и сетевые средства массовой информации представляют собой две разные формы распространения массовой информации. И поэтому по смыслу статьи 2 они рассматриваются как два различных средства массовой информации, даже если имеют одного и того же учредителя, одну и ту же редакцию и одинаковое содержание.

Здесь говорилось об электронной коммерции. Вот вопрос связанный с электронной коммерцией. Следует ли регистрировать Интернет-магазин в качестве средства массовой информации? До заключения купли-продажи Интернет-магазин представляет потенциальному покупателю информацию о внешнем виде, других потребительских свойствах товара, его цене, а также сведения, которые предоставляют обычно печатные рекламные издания. Причем эти действия Интернет-магазина имеют своей явной целью склонить посетителя к покупке товара, посетителя сайта, в противном случае, ну, магазин просто обанкротится. Распространяя его в любой форме с помощью любых средств информации о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях, то есть рекламная информация, которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать или поддерживать интерес к этому лицу, товарам, идеям, начинаниям, является рекламой, то есть по закону о рекламе. Интернет-магазин имеет постоянное название. И размещаемая на нем реклама предназначается потенциально неограниченному числу лиц и периодически обновляется.

Если следовать этой логике, получается, что Интернет-магазин обладает всеми признаками рекламного средства массовой информации, что предусмотрено статьями 2 и 36 Закона "О средствах массовой информации".

И последний вопрос. Что следует считать названием сетевого средства массовой информации? Название появляющееся перед нами, перед пользователями, после того как мы открываем сайт или доменное имя, или ай-пи адрес. То есть мы долго обсуждали эту проблему и предлагаем такой подход, что названием все-таки сетевого средства массовой информации должно являться его доменное имя. Оно должно быть зарегистрировано учредителем средства массовой информации в Министерств в соответствии со статьей 8 Закона "О средствах массовой информации".

Мы видим, что ответы на многие вопросы по большому счету можно дать путем толкования действующих законов. Здесь я совершенно согласен с Константином Владимировичем Ветровым, который об этом уже говорил. Однако уже сейчас накопилось немало проблем требующих законодательного и международного правового решения. Законодательство пока не дает нам специальных правил о собирании и закреплении, и исследовании доказательств правонарушений допущенных в сети Интернет. И соответствующие дополнения с нашей точки зрения должны быть внесены в Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный и Уголовный процессуальный кодексы Российской Федерации, Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, Инструкцию Минюста о порядке совершения нотариальных действий.

В Законе "О средствах массовой информации" сетевые средства массовой информации возможно следует выделить в особую категорию отличную как от печатных, так и от электронных средств массовой информации. Для сетевых средств массовой информации должны быть предусмотрены некоторые особенности, связаные с их государственной регистрацией и прекращением выпуска, перечнем выходных данных, порядком направления обязательных экземпляров сетевых средств массовой информации в министерство и другие заинтересованные организации.

При всем при этом следует помнить важнейшую особенность сети Интернет и международный характер этой сети. Попытка закрыть какой-нибудь сайт на территории России наверняка приведет к тому, что сайт с таким же содержанием будет открыт на сервере расположенном на территории другого государства буквально на следующий день. Поэтому эффективное правовое регулирование, эффективный контроль за публикациями в сети Интернет возможно только при объединении усилий всех государств, где работет эта компьютерная сеть. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо, Андрей Юрьевич. Слово предоставляется Засурскому Ясень Николаевичу профессору Московского государственного университета. Семь минут регламент, уважаемые коллеги. Пожалуйста, очень много у нас желающих выступить.

Засурский Я.Н.

Спасибо за приглашение выступить на этом почтенном заседании. Я хотел бы сказать несколько слов о европейском опыте и международном опыте регулирования Интернета. И хотел бы высказать несколько соображений общих по законодательству.

Если говорить о принципах законодательства в сфере Интернета, то в европейских и международных положениях впервые было принято решение или положение при котором в регулировании Интернета и глобальных других коммуникационных структурах принимает участие как бы три стороны, трехстороннее регулирование. Государства, которые всегда в международных отношениях были главным игроком, как скажем в Международном союзе электросвязи, провайдеры или частный капитал, которые вкладывают средства в обеспечение сети Интернет и доступ к нему, и пользователи. Вот эти принципы международного регулирования включают трех вот этих главных что ли игроков. У нас в России имеется государство, имеются провайдеры, и у нас хуже обстоит дело с представителями пользователей. Это одна важная сторона. И здесь новым является то, что признана важная роль и пользователей и частных коммерческих структур в международном регулировании.

Второй важный момент связан с тем, что в большинстве стран считается, что регулировать содержание в Интернете невозможно и неразумно. Исходят при этом из трех главных положений. В условиях глобализации трудно осуществлять контроль над содержанием глобально. Второе - объем очень велик информации. И третье, может быть, самое важное, в принципе в отношении Интернета действуют обычные законодательства. И в практике обращения к содержанию Интернета, как правило, используются традиционные законодательства тех стран, закон которых нарушается.

В связи с этим есть, в общем-то, два подхода к содержанию в Интернете. Один вот этот я бы сказал американо-европейский. Второй, ну, если хотите, азиатско - юго-восточно азиатский. Это подход Китайской Народной Республики и Сингапура, где существуют специальные положения и методы ограничения доступа к определенным видам информации. На большинстве конференций, заседаний и в практике европейской эти методы не одобряются прежде всего как непрактичные и неэффективные.

Именно в связи с этим предлагается сочетать законодательное регулирование с саморегулированием. И называют эту систему сорегулирование. Что это означает практически? Практически означает применение общего законодательства. В большинстве стран специальных законов о регулировании и содержании Интернета нет по многим причинам. Прежде всего потому, что потенциал Интернета еще не исчерпан и он постоянно меняется. И здесь законодательство может быть преждевременным препятствием даже для его развития. Но также и потому, что вот достаточно имеющегося законодательства. Сорегулирование означает одновременное саморегулирование и вот регулирование.

Что значит саморегулирование в этом случае? Прежде всего оно означает самоопределение, содержание сайтов, вывешивание что ли, ярлыки определяющие содержание тех или иных программ, которые находятся в Интернете по тому принципу, которому, скажем, в ряде стран на телевидении специальные значки имеются у тех или иных программ эротических или непригодных для молодых слушателей, скажем, в кино до 15 лет, до 17 лет, до 20 лет определяет снижение. Вот здесь предполагается, что в условиях саморегулирования владелец в содержании должен указывать основные параметры с тем, чтобы предупредить об опасности для определенных категорий пользователей тех или иных видов содержания. Это касается разных моментов. Но здесь саморегулирование предъявляет определенные требования к тем кто содержание выводит в Интернет.

И наконец очень важным и серьезным моментом является проблема отношения к Интернету, как к среде публичной. Вот здесь предыдущий оратор и часто в ходе нашей предвыборной кампании задавали вопрос. Является ли Интернет средством массовой информации? И скажем, публикации в Интернете тех или иных материалов, являются ли публикации средством массовой информации? Это не корректные вопросы. Потому что Интернет это публичная среда. Если вы вывесите объявление на улице, это не средство массовой информации, но это доступно всем, даже если пять прохожих это прочитают. То же самое и Интернет - это публичная среда. Именно поэтому он подлежит регулированию общим законодательством. Именно поэтому помещение сведений в Интернет конечно означает их разглашение, их публикацию не в средствах массовой информации, но в Интернете. С этой точки зрения разговоры о том, является ли Интернет средством массовой информации, они носят схоластический характер. И важно для того, чтобы допускать корреспондентов на пресс-конференции или нет, брать ли деньги за регистрациию. А так или иначе все, что в Интернете опубликовано всем доступно. Даже если …

 

 

 

И говоря о правовых аспектах регулирования того, что мы называем Интернет, необходимо сказать в первую очередь то, что подобно другим странам мира нам не нужно специфическое законодательство в области Интернета. Интернет родился за пределами нашей страны, развивался без какого-либо участия нашего государства, без какой-либо поддержки нашего государства, точно так же, как это было и во многих других странах мира. Тем не менее объем общественных отношений, связанных с развитием сети, достиг сейчас такого уровня, когда действительно можно сказать о существенном взаимопроникновении интересов дальнейшего развития Интернета и государственных интересов нашей страны. Но исходя из этого нам необходимо нормальное законодательство в целом, нам необходимо законодательство российское федеральное, которое могло бы быть эффективно применено к любым правоотношениям, в том числе связанным с развитием сети. И какого-то конкретно специфического законодательства в отношении Интернета, очевидно, просто невозможно, поскольку этот объект регулирования находится, строго говоря, вне государственной юрисдикции нашей страны. Как совершенно правильно заметил в предыдущем докладе оратор, это своего рода публичное пространство, кроме того, это публичное пространство, имеющее вненациональный характер.

И если говорить здесь о регулировании правовом, то в первую очередь необходимо, конечно, говорить о регулировании тех или иных вопросов на международном уровне. Поскольку если наше правовое регулирование в нашей стране будет противоречить тем международным нормам и принципам, которые действуют уже сейчас, то в этом случае наше законодательство работать не будет, что мы, к сожалению, наблюдаем на примере многочисленных других законодательных актов, которые уже были приняты, но к сожалению, эффективно не применяются в силу своих качественных недостатков.

Если говорить о законодательстве в целом, связанном с развитием Интернета, то сразу же хочу оговориться, что есть два закона, на которых необходимо базироваться, и которые очевидно не подлежат какому-либо существенному изменению, с каким-либо существенным изменением в связи с развитием Интернета. Это Конституция Российской Федерации и Гражданский кодекс России. Оба этих документа сформулированы достаточно удачно, и содержащиеся в них нормы вполне могут быть применимы, в том числе и к отношениям, которые связаны с развитием сети. Вот если мы пойдем дальше, будем исследовать законодательство более отраслевое, более частное, то здесь мы начинаем сталкиваться с многочисленными проблемами, которые, в частности, были освещены и в докладах, которые мы сегодня услышали.

Технический прогресс остановить нельзя. Хорошо или плохо - атомная бомба. Кому-то при слове атомная энергия вспоминается Хиросима, а кому-то - ядерная энергетика европейских стран на 80-90 процентов базирующихся именно на этом наиболее экологически чистом виде топлива. Генетика прикладная, это хорошо или плохо. Для кого-то это биологическое оружие, а для кого-то решение продовольственной проблемы. То же самое Интернет. Это продукт технологического развития и зависит все от того, не то, чем оно является само по себе, а то, в какие общественные отношения встроена эта технология. И поэтому для абсолютного большинства пользователей Интернет в нашей стране, в других странах мира Интернет это в первую очередь возможность коммуникации, это эффективный и дешевый способ международного информационного обмена, это целый океан информации. И лишь только где-то там на задворках, в маргинальной части сети это порнография, хакерство и компромат, как об этом, к сожалению, нам постоянно подчеркивают.

В первую очередь это то, что позволяет нашей стране и позволит нашей стране развиваться в следующем веке, позволит использовать информационные ресурсы Интернета для ее экономического социального развития, позволит сделать более эффективным образование, воспитание подрастающего поколения.

Таким образом, технический прогресс остановить нельзя и говорить о том, что мы способны какими-то законодательными инициативами изменить направление его развития, это безусловно просто абсурдно.

Мне хотелось бы также подчеркнуть и то, что у российского Интернета и у российского государства нет и не может быть никаких несовпадающих интересов. Российский Интернет - это операторы и пользователи, которые живут в нашей стране, которые используют услуги операторов, которые опять-таки зарегистрированы в нашей стране и платят российские налоги. В отличие от нефтяного бизнеса, от газового бизнеса, которые в значительной степени ориентированы на экспорт, услуги интернет-провайдеров России ориентированы исключительно на российский рынок. Поэтому никто, как интернет-операторы не заинтересованы в том, чтобы доступ в Интернет был максимально более доступным для всех категорий наших граждан, чтобы ресурсы были наиболее разнообразные, чтобы качество этих услуг соответствовало международному уровню и уровню тех услуг, которые оказывают наши конкуренты за рубежом. То же самое относится и к пользователям. Никто, кроме как нас, российских пользователей Интернета, не заинтересован так в экономическом развитии нашей страны, чтобы Интернет был более доступен, чтобы он был наиболее полон информационными ресурсами, которые мы используем, и так далее.

Я не случайно затронул мысль о том, что Интернет в значительной степени будет влиять на экономическое, социальное, возможно и политическое развитие нашей страны в грядущие века. И что касается экономики, об этом уже достаточно много говорилось. Но нельзя забывать еще и то, что очень скоро, буквально несколько лет, Интернет войдет в быт каждого из нас, каждой нашей семьи. Сейчас для того, чтобы работать с Интернетом, нам нужен компьютер, это сотни и тысячи долларов США. Через некоторое время это будет телевизор, телевизор есть в каждой семье, кабельное телевидение все более и более развивается в нашей стране так же, как и за рубежом. И таким образом произойдет прорыв, и в части доступа к сети это станет возможным и доступным практически каждому. И безусловно накладывать какие-либо ограничения на подобные развития также было бы исключительно не разумно.

Я уже не хочу останавливаться на совершенно очевидных вопросах, связанных с использованием информационных ресурсов сети в интересах образования, науки и культуры. Для нашей страны с ее пространством, с ее, ну скажем так, развивающейся инфраструктурой именно Интернет способен в значительной степени сократить границы и принести сокровища мировой культуры, мировой науки до самых отдаленных населенных пунктов на территории нашей страны, точно так же, как мы это наблюдаем на территории таких стран, как Канада и Австралия, которые также отличаются большими географическими расстояниями.

Но необходимо не забывать еще и о том, что Интернет также, как и технологический процесс в целом, он способен и наверняка изменит те или иные функции государственного управления. Готовы ли к этому наши уважаемые сотрудники исполнительной и законодательной власти? Интернет делает прозрачным работу наших народных избранников, делает прозрачным работу наших исполнительных органов власти. И эту тенденцию мы наблюдаем на примере Соединенных Штатов Америки, европейских стран. Очень скоро в европейских странах уже нельзя будет говорить о введении в силу того или иного закона, если он недоступен через Интернет, да еще и по-английски.

Очень скоро, об этом уже говорит и наше Министерство юстиции, мы должны быть готовыми к тому, что судебные заседения будут проходить без физического участия сторон в процессе, а будет производиться обмен электронными сообщениями и обмен информации с помощью технологий сети Интернет. Наше законодательство должно быть готово к этому, поскольку именно это и есть основное направление развития как Интернета, так и законодательства с ним связанного.

Надо заметить, что существуют различные проекты того, как регулировать Интернет. О каких-то этих проектах уже прозвучало сегодня, какие-то мы знаем из средств массовой информации. И здесь необходимо сказать, что нужно правильно выбирать, во-первых, объект регулирования, во-вторых, методы этого регулирования, в-третьих, процедуру обсуждения и принятия того или иного нормативного акта. По всем трем этим позициям у нас, к сожалению, есть большие проблемы.

Если говорить об объекте регулирования, то например, мне нравится приводить следующий пример. Мы проиграли чемпионат мира по хоккею. Это нарушает наши государственные интересы. Если следовать логике необходимости жесткого государственного регулирования в данной области, то необходимо срочно принять закон о хоккее, в котором расписать правила игры, в котором расписать когда такая деятельность в области хоккея лицензируется, сертифицируется, регистрируется, когда должна быть запрещена. В конечном итоге необходимо прописать так, что чемпионом мира по хоккею всегда будет Российская Федерация. Если это не получается, необходимо запретить игру хоккей в Российской Федерации. Это поскольку мы проиграли этот чемпионат, следовательно, нам лучше этого не надо, поскольку это плохо.

Аналогия практически полная. Правила игры в хоккей придуманы не нами, придуманы не законодателями какой-либо страны, а придуманы теми людьми, которые в хоккей играют, которые в хоккей деньги зарабатывают и которые нас радуют или огорчают своей деятельностью. То же самое делается и в области Интернета, только в значительно больших масштабах и существенно большей значимости в масштабах всей нашей страны.

И говоря уже о том, какие же законодательные акты можно или необходимо принимать в настоящий момент, я хотел бы согласиться с точкой зрения, высказанной Константином Владимировичем Ветровым, о том, что в первую очередь необходимо сформулировать положение о государственной политике Российской Федерации в отношение развития использования сети Интернет. У нас...

Председательствующий.

Михаил Владимирович, больше 7 минут говорите уже. Очень интересно, но давайте...

Якушев М.В.

Я прошу еще минуту-две, я заканчиваю.

Председательствующий.

Давайте, да, одна минута, максимум вам.

Якушев М.В.

Поскольку проект закона, о котором говорится и который был разработан с участием российских интернет-организаций, есть у вас на руках в материалах, я не буду на нем останавливаться подробно . Но могу сказать, должен сказать то, что без формулирования государственной политики дальнейшая законотворческая работа в области Интернета не способна привести к эффективным результатам, положительным результатам. Поскольку будут происходит постоянные коллизии между нормативными актами различного уровня и каждое из ведомств или каждая из территорий будет считать правомочным принимать свои обособленные законодательные акты в данной области.

В большинстве стран мира государственная политика в области Интернета сформулирована и проводится в жизнь. В ряде стран это политика - государственная поддержка развития сети. В ряде стран это политика жесткого ограничения и контроля над тем, что происходит в сети в данной стране. Соответственно наша Российская Федерация должна определиться по данному вопросу, наше руководство, и оптимальнее, если подобного рода нормы будут содержаться в федеральном законе о государственной политике по использованию и развитию сети Интернет.

Поскольку у меня, к сожалению, времени больше нет, то если у вас будут дополнительные вопросы, я постараюсь на них ответить потом. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий.

Хорошо. Спасибо, Михаил Владимирович, спасибо. Слово предоставляется Артамонову Герману Тимофеевичу - заместителю директора ВНИИ ... , пожалуйста. Вопрос об электронной цифровой подписи, о чем мы уже сегодня неоднократно говорили. Пожалуйста. Подготовиться Соловьяненко Нине Ивановне.

Артамонов Г.Т.

Да, уже был и пафос, была и конкретика, так что пафос я оставлю, буду заниматься конкретикой.

Законопроект об электронной цифровой подписи находится в разработке уже третий год. Начало работ 1998 год. В том году были подготовлены план-проспект, концепция закона. В 1999 году готовилась редакция для представления в Правительство, работа шла и сейчас идет по плану законотворческих работ Правительства Российской Федерации. Организация работ в период 1998-1999 года была такова, что прежде чем проект предоставлять широкой общественности для обсуждения, он варился в кругу организаций, объявленных соисполнителями, о них сегодня говорили. В конце 1999 года проект был выставлен в сети Интернет на сайте: АСН, ну три дабл ю, естественно, АСН точка ру . И с этого момента началось активное участие общественности в обсуждении положений данного проекта. Сразу надо сказать, что первая редакция встретила весьма серьезную критику проекта из-за того, что в ней пытались совместить две трудносовместимые вещи.

Первая. Это была сделана попытка как сделать с помощью электронной цифровой подписи так, чтобы все документы, какие только возможны в документообороте в различных сферах общественной жизни, имели юридическую силу, и была целая глава, посвященная этой проблеме.

Ну и с другой стороны каким-то образом, может быть, недалеко влезая в технологию использования самого инструмента электронной цифровой подписи, в рамочном отношении дать, так сказать, основные моменты ее использования. Это не получилось. Не получилось по одной простой причине. Понятие документооборот настолько широко и настолько многообразно, что попытаться его урегулировать в одном законе оказалось невозможным.

Поэтому под давлением критики и замечаний была предложена и сейчас выставляется в Интернете для всеобщего обсуждения и будет передана заинтересованным организациям новая редакция проекта, в которой сделан крен на то, чтобы дать правовые основы использования электронной цифровой подписи применительно не к электронным документам, а к электронным сообщениям, то есть категории более широкой и не столь специализированной.

Считаю, что при регулировании процессов, связанных с использованием глобальных сетей, типа Интернет, для специфических отраслей общественных отношений, например, для банковской деятельности, для торговли, для оборота ценных бумаг и так далее, потребуется возможно либо законы, либо постановления Правительства, подзаконные акты, которые будут с учетом специфики документооборота в этих сферах определять правовые нормы отношений субъектов при электронной торговле, электронной коммерции и так далее.

Если говорить о содержании проекта, в двух словах буквально, то он содержит, как сейчас уже у нас более или менее принятно, цели и сферы применения понятия. И вот в понятиях первое, с чего мы начинаем, не с понятия документа, а с понятия сообщения, а документ уже опирается на сообщение, как сообщение, которое имеет атрибуты, позволяющие идентифицировать его как документ.

Дальше в главе второй, принципы условий использования электронной цифровой подписи, четко определены предназначения правового режима электронной цифровой подписи, определены средства электронной цифровой подписи, также правовые обязанности пользователей открытого ключа и владельца закрытого ключа электронной цифровой подписи.

Принята единственная форма, так сказать, подтверждение неизменности и подлинности подписи электронного сообщения, это электронная цифровая подпись, использующая вот этот ассиметричный ключ: закрытый ключ, владелец им формирует подпись, открытый ключ, который позволяет пользователю установить, что сообщение не имеет искажений и подписано именно владельцем закрытого ключа.

Для того чтобы обеспечить порядок использования этого сложного, в общем-то, сложной конструкции, вводятся удостоверяющие центры открытых ключей электронной цифровой подписи, что принято и на Западе. Подробно расписаны функции и правовой статус удостоверяющих центров. Сказано, что удостоверяющие центры обязательно действуют, если электронная цифровая подпись используется при общении органов государственной власти друг с другом и органов государственной власти с юридическими, физическими лицами. Но допускается при этом возможность на договорных условиях юридическим лицам устанавливать свой порядок формирования и использования электронной цифровой подписи. Расписано подробно, каким образом происходит сертификация открытых ключей подписи, каким образом возможно аннулировать сертификаты, устанавливается обязанность введения регистров, сертификатов, ключей, подписей. И устанавливается ответственность за нарушение установленного порядка.

Вот вкратце содержание. Повторяю еще раз, что текст законопроекта выставлен уже на указанном мною адресе в Интернете и будет, - пожалуйста, три дабл ю АСН точка ру, - и будет выставлен на сайте Министерства связи . У меня все.

Председательствующий.

Спасибо, Герман Тимофеевич. Слово предоставляется Соловяненко Нине Ивановне, ведущему научному сотруднику Института государства и права. Я просил бы тоже, вот вас там трое, еще двое ваших коллег, четко по закону. Возьмите пример с Германа Тимофеевича, без вступления.

Соловяненко Н.И.

С большой радостью взяла бы пример с Германа Тимофеевича, однако законы в электронной коммерции находятся еще не на той стадии разработки, на какой упомянутый им и рассмотенный закон об электронной цифровой подписи.

Но тем не менее, российское законодательство об электронной коммерции все-таки, на мой взгляд, должно иметь место. Ну, прежде всего потому, что применение глобальных коммуникаций и в бизнесе и в повседневной жизни уже привело к разработке ряда юридических понятий, таких, как экономика в режиме реального времени, электронная коммерция, как таковая, а также многих других связанных с ними понятий, это электронные деньги, электронный документ, электронные платежи и так далее. Дело не только в разработке, а в том, что они введены и используются в гражданском и, в том числе, в коммерческом обороте. А в юридическом смысле у электронной коммерции уже есть определение, дано оно модельными документами, в частности, модельным законом юнситрал, где предусматривается очень широкий спектр применения этого понятия и соответствующих юридических конструкций. Это разные виды договоров, от купли-продажи до банковских операций, лизинги, факторинги и иже с ними и многие другие сделки, связанные с предпринимательской деятельностью.

Однако, здесь мне хотелось согласиться бы с предыдущими выступающими, которые отмечали, что принцип саморегулирования должен сочетаться, гармонично сочетаться, с принципом регулирования в бизнесе. И регулирование это совершенно не значит ограничение с точки зрения правовых аспектов коммерции. Дело в том, что электронная коммерция в нашей стране и во многих других часто не в состоянии преодолеть правовые препятствия, которые возникают в силу положений уже существующего национального закона. Об этом говорилось несколько ранее, о том, что есть национальное законодательство, регулирующее коммерческую деятельность.

В данном случае по получению коммерческого результата электронная коммерция мало чем отличается. Она отличается способом. Но применение этого способа часто тормозится существующими правилами национального закона в силу их довольно раннего формирования и традиционного развития. Для того, чтобы снять эти правовые препятствия и необходимо то самое позитивное государственное регулирование, которое ни в коей мере не является препятствием для саморегулирования. Действительно необходимо определить параметры этого государственного регулирования и, на мой взгляд, резонно начать с достаточно общего, но тем не менее прямого действия федерального закона, который можно было бы назвать законом об электронной коммерции.

Значит, для электронной коммерции в России, учитывая специфику нашей правовой среды, необходима особая правовая стратегия. Вот я вам представлю на ваш суд основные элементы этой стратегии. Это, во-первых, грамотное применение традиционных базовых юридических норм и правил, которые существуют в российском законодательстве, ибо не электроника здесь первична, а достижение коммерческого результата, коммерческого, предпринимательского, извлечения прибыли и так далее. Далее. Обязательная разработка новых специализированных правовых институтов и процедур при оптимальном их соотношении в режиме административного и частного права. Создание ряда новых законов. Это не только закон об электронной коммерции.

Мои коллеги, многие из них здесь присутствуют, и мои клиенты, кстати говоря, как коммерческого юриста, понимают, что общих положений об электронной коммерции недостаточно. Необходима совокупность правовых норм, которые были бы связаны с разрешением электронных платежей, с осуществлением электронного способа заключения договоров в различных сферах предпринимательской деятельности. Все они должны быть гармонично связаны между собой.

Необходима унификация закона, законодательства и упрощение норм и правил, в том числе процедур, которые применяются в разных странах. Речь идет о гармонизации законодательства в области электронной коммерции разных стран. Ну, и наконец, надо использовать опыт, который существует на мировой арене, существует в национальном законодательстве других стран. Необходимо также сотрудничество бизнеса и государственной власти.

Мы только что говорили, вот предыдущий оратор говорил о том, что необходимо, то есть, обеспечено сотрудничество в ряде вопросов Интернет-сообщества. Это сотрудничество необходимо продлить, продолжить, укрепить на уровне бизнеса, государственной власти. И я позволю от своего имени здесь сказать, что не только Интернет-сообщество надо спрашивать, извините, господа, в области электронной коммерции следовало бы спросить и юридическое сообщество, в общем достаточно мощное, существующее в нашей стране, иначе никаким электронным способом реального, нормального, обеспеченного коммерческого результата, в том числе и путем судебной системы, вы никогда, интернетчики дорогие мои, не достигнете.

Значит, далее. В числе наиболее важных юридических вопросов, которые требуют неотложного решения с участием в том числе и мирового сообщества, безусловно, является налогообложение, требование к форме заключения договоров, ответственность и особая ответственность в электронной среде, аутентификация, защита информации, охрана прав потребителей с особыми нормами об охране прав потребителей, в том числе в Интернете, охрана интеллектуальной собственности. Среди этих норм приоритетную, я бы сказала, позицию, правда она уже была высказана, занимают нормы, которые касаются правового регулирования электронной цифровой подписи. Как человек, который приложил руку к последнему варианту этого закона, я хочу сказать, что принятие закона об электронной цифровой подписи сильно в нормальной редакции, не в каком-либо извращенном виде, сильно продвинет вопросы электронной коммерции в нашей стране.

В принципе правовой, не буду много времени посвящать правовой инфраструктуре этого закона, хочу сказать, что она должна, прежде всего, содержать основные принципы законодательства об электронной коммерции, ну, они в общем-то известны. Это принципы равенства участников регулируемых отношений, свободы договора, беспрепятственного осуществления коммерческой деятельности, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации, а также гарантии судебной защиты прав участников электронной коммерции. Значит, лица должны приобретать права и обязанности своей воли в своем интересе и свободны в установлении договорных обязательств.

Я лично считаю, что ограничения на осуществление электронной коммерции могут устанавливаться только федеральными законами. Хотя знаю и другие точки зрения. Помимо этого в закон должны обязательно входить позиция о правовом признании коммерческих операций с использованием электронных средств, приравнивание письменной формы, подписи.

Далее. Допустимость документации, которая используется в области электронной коммерции в качестве доказательств. Причем обязательное, как бы обязательное рассмотрение подобной документации судом, вопрос о сохранности электронных данных и особый раздел о заключении и юридической силе договоров в области электронной коммерции, которое должно гармонично сочетать нормы гражданского права и те нормы, которые специфичны для этого способа заключения сделок. В том числе, порядок и способ заключения, значит, порядок представления, здесь неправильно было сказано, на самом деле это не реклама, а публичная оферта, значит, способ и порядок акцепта, способ, то, что предлагают международные нормы, обязательный отзыв ошибочного акцепта, указание на имеющиеся условия, включая так называемую инкорпорейшн вариетеренс, то есть включение условий договора посредством отсылки и упоминание как к этой отсылке можно добраться и другие.

Помимо этого необходимые условия действительности сделки, определиться с нотариальным удостоверением и государственной регистрацией. Я лично считаю, что они пока не должны заключаться, подобные сделки, путем электронной коммерции. И особый раздел об ответственности участников оборота в области коммерции.

У меня, может быть, есть минута для того, чтобы высказать свое отношение к представителям Интернета общественности, которые забывают, что прежде чем применять некие юридические и, может быть, параюридические аналогии не плохо было бы посмотреть документацию. Меня, например, я прошу прощения, но меня возмущает аналогия, которая, по крайней мере с точки зрения электронной коммерции аналогия, которая связана с футбольной игрой, футбольной и хоккейной игрой.

Для сведения присутствующих хочу сказать, что это вовсе не только саморегулирование, это самое нормальное регулирование, которое заключается в главе Гражданского кодекса, называемое "игры и пари". Так вот, отнесение, выведение подобной сферы из сферы регулирования и государственного в том числе с точки зрения гражданского права говорит о государственном и общественном непризнании подобных сфер. И если мы говорим об электронной коммерции, я считаю, что ассоциация с игрой просто недопустима. Помимо того, что электронная коммерция это не только книги и кассеты, электронная коммерция, заключение сделок электронным способом это мощнейшие рынки капитала.

Тот, кто занимается рынками капитала, я видела моих коллег, знает, что частью этого рынка являются так называемые срочные сделки. Для них юридическая ассоциация с игрой является губительным. Европейскому праву пришлось 100 лет преодолевать эту правовую ассоциацию для того, чтобы обеспечить таким сделкам правовое признание и судебную защиту. И прежде чем необдуманно, я бы сказала, применять подобные аналогии и тиражировать их, необходимо просто познакомиться более подробно с гражданским законодательством, иначе мы закроем вот этот вот электронный рынок капитала, потому что в нашей стране эта аналогия, судебная аналогия еще не преодолена. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо, Нина Ивановна. Слово предоставляется Бачило Иларии Лаврентьевне, зав.сектором Института государства и права. Пожалуйста, еще раз, уважаемые коллеги, Регламент.

Бачило И..

В контексте данной дискуссии мне бы хотелось обратить внимание на связь и соотношение двух проектов или проектов двух законов, а именно проекта закона о доступе к информации и о том законопроекте, который мы сейчас обсуждаем, о политике в области Интернета . Это крайне необходимо, потому что я, например, тоже разделяю эту точку зрения, что регулирование отношений в Интернете должно действительно опираться прежде всего на действующее национальное законодательство и максимально его использовать.

Тем не менее все-таки встает вопрос: нужен ли закон о политике вот по данной проблеме. Если согласиться с тем, что нужен такой закон, а у нас мало опыта в области таких законов о политике, потому что политика нечто более подвижное, изменчивое и подверженное очень разным факторам, и устанавливать закон о политике это в общем-то в какой-то степени дело рискованное. Тем не менее, если согласиться с тем, что мы все-таки будем работать над законом о политике, то здесь есть немало предметных таких проблем, которые бы потребовали отражения в этом проекте.

Мы уже полтора часа, если не больше, говорим о значении Интернета и о тех проблемах, которые требуют решения. И каждый из них нуждается в том, чтобы найти свое место в проблеме политики. Я только обращу внимание дополнительно на два-три вопроса, а это: проблема, например, интеллектуальной собственности в Интернете. Она не затрагивалась, но она сегодня имеет крайне важное значение.

Дальше. Проект совершенно не затрагивает одну из самых важнейших, так сказать, сторон этого процесса. Ведь сегодня в Интернете у нас где-то более миллиона граждан общается через эту систему. А что должно сделать государство для того, чтобы, ну, хотя бы довести эту цифру до 15-30 миллионов? Здесь точка приложения усилий государства вот эта научно-техническая база, возможность населения приобретать технику и ею пользоваться и так далее. Она тоже требует внимания.

Допустим, что мы все эти проблемы можем решить через действующее законодательство или, по крайней мере, будем пытаться. Вместе с тем нельзя из сферы нашего внимания упускать и проблему гармонизации законодательства разных стран. Она не будет идти, так сказать, естественно и независимо от наших усилий.

И еще один канал - это развитие международных нормативно-правовых актов, которые регулируют эту сферу публичного, так сказать, взаимодействия самых разных субъектов. Это вот одна сторона.

А теперь конкретно о том, как же проект закона о доступе к информации готовит площадку для использования или пользования Интернетом для тех субъектов, на которых данный проект рассчитан. Вот сравнение этих двух проектов конечно довольно рисковано, потому что это разные весовые категории с точки зрения их организационной готовности. Если проект о доступе к информации сегодня находится на стадии второго чтения, то проект закона о политике это только, так сказать, первый набросок. И тем не менее это очень важно, проследить вот эту связь. Для этого несколько характеристик закона о доступе.

Я являюсь сторонником того, что мы сильно урезали проблематику этого закона и свели сначала идею, которая изначально была взята за основу, закона о правильной информации, которая рассматривает не только проблему доступа, но и получение, использование и распространение информации. И мы сегодня упустили эти стороны и занимаемся только доступом. Проблема доступа тоже представлена ограничено, ибо она затрагивает права граждан на получение информации, исходящей от органов государственной власти и о их деятельности. Значит, здесь права сосредоточены на площадке граждан, обязанность - на площадке органов государственной власти, в крайнем случае, местного самоуправления. Но информация сегодня формируется не только органами государственной власти. Если мы признаем, что примерно 70 процентов в экономике представлено частным сектором, то представьте сколько информации производится здесь. Следовательно, закон, который построен вот в таком, так сказать, направлении, а именно озабочен только тем, как используется и предоставляется информация от органов государственной власти гражданам и другим потребителям, только в урезанном виде разрешает эту проблему.

Таким образом, если мы готовим площадку для Интернета, то у нас пространство предметной деятельности и пространство информационное сильно ограничено. Если прослеживать эту же проблему через призму субъектов, то, с одной стороны, как будто бы охватываются все виды субъектов, которые имеют право свободного доступа к информации. Это хорошо и это позитивная сторона. Но закон делает одну, на мой взгляд, существенную оговорку. Здесь не затрагиваются вопросы средств массовой информации. А это основной канал доставки информации даже официальной и информации органов государственной власти и местного самоуправления. Мне кажется и здесь есть некоторые ограничения.

Я не буду сильно или вернее детально перечислять предметы, предметные выражения или видов инфомрации, потому что в проекте закона о доступе к информации, здесь нет, тоже нет единства и называется: официальная открытая информация, конкретные виды информации, категории информации, отдельные виды и проекты законов сюда попадают. В статье 4, которая этому посвящена, информация о самих гражданах не упоминается, она вынесена в другую статью и так далее. Короче говоря, здесь тоже возникает такая неполная характеристика видов информации, которые могут быть представлены гражданам на внутреннем, так сказать, рынке, на внутреннем пространстве и тем более через эти каналы в Интернет.

Еще одна проблема - это форма взаимодействия по получению информации. Этот закон сводит ее преимущественно к запросу, то есть к пассивному, так сказать, к пассивной форме доступа, которая диктуется только поведением и нуждами самого субъекта, который ищет информацию.

Тем не менее в этом законе находится место для проблемы Интернета. Есть специальная статья 9, которая говорит о получении информации через автоматизированные электронные системы. Но и здесь тоже взят за основу ракурс выхода в Интернет для получения справочной или какой-то иной информации. Но ведь Интернет это двухстороннее движение, это не только получение оттуда информации, но и введение туда информации, вброс информации с разными целями и так далее. Поэтому мне кажется, что вот на этом небольшом примере взаимодействия двух проектов законов мы можем видеть насколько сложна проблема использования внутреннего национального законодательства в целях разрешения вопросов взаимодействия на площадке в пространстве Интернет.

В этой связи мне бы хотелось вот как-то обратить внимание для разработчиков и тех, кто курирует, доведение, например, вот закона о праве доступа на информацию, чтобы снять вот эти тупики, которые сегодня там находятся, и будут препятствовать взаимодействию на площадке Интернет.

И последнее. Вот этот пример свидетельствует о том, что законодателю и всем разработчикам любых проектов законов очень важно обратить внимание на обеспечение уже на стадии проектной работы на обеспечение системного взаимодействия разных законов, тем более законов, которые разрабатываются в секторе одной проблематики. Вот о чем я и хотела сказать.

Председательствующий.

Спасибо. Слово предоставляется Сергиенко Лене Акимовне - ведущему научному сотруднику Института государства и права. И на этом, уважаемые коллеги, мы закончим наши заказные выступления и доклады и наконец приступим к дискуссии. Первый выступает, приготовиться Рыкову Олегу Васильевичу.

Сергиенко Л.А.

Уважаемые коллеги, я хотела бы привлечь ваше внимание к проблеме персональных данных, к проблеме защиты регулирования отношений с персональными данными, которая должна быть регулированной. И есть все основания обоснованно надеяться, что будет разрешена на основании федерального закона о персональных данных.

Проект этого закона давно подготовлен. Он готовился в середине 90-х годов и в апреле 1998 года внесен в Государственную Думу. Однако пока движения там не получил. Проект закон, очень коротко для информации тех людей, которые не знакомы с этим проектом закона, очень коротко, о четырех основных блоках проблем, которые в нем отражены. Это блок проблем, связанных с правами субъекта персональных данных. Второй - с обязанностями держателя массивов персональных данных. Третий - с формами государственного регулирования работы с персональными данными. И четвертый - с решением вопросов ответственности в целях защиты персональных данных.

Поскольку, как я сказала, проект закона был разработан в середине 90-х годов, ну, 1996-й, может быть, начало 1997 года, то естественно, в те годы проблема, практика отношений, складывающихся в системе Интернет, и накопившиеся коллизии какие-то, не были так очевидны, в частности, для разработчиков проекта закона. И поэтому проблемы интернетовских отношений в сфере персональных данных там практически не получили отражения. Там имеется тем не менее, вот в то время, пока он находится в Государственной Думе два года, была внесена в этот проект одна очень хорошая статья, связанная с проблемами Интернета, которая регулирует вопросы конфиденциальности информации, то есть обязанности держателя массива персональных данных, который обязан обеспечить конфиденциальность информации при трансграничной передаче информации, содержащей персональные данные.

Статья очень важная, но надо сказать, отметить, что проблема конфиденциальности персональных данных отражена должна быть в этом законе гораздо шире. Если обратиться к директиве Европейского Парламента и Совета, который обращает внимание, к директиве 1997 года от 15 декабря, которая особенно специально обращает внимание на проблему обеспечения конфиденциальности, то очевидно совершенно, что учесть все коллизии, которые сегодня возникают в связи с несоблюдением и с нарушениями прав субъекта персональных данных в условиях Интернета, совершенно очевидно, что проблема конфиденциальности должна быть представлена в проекте закона значительно шире.

В связи с этим мне представляется, что весьма целесообразно и необходимо, по-моему, включить в проект закона такую статью, которая давала бы право пользователю Интернета при направлении информации, содержащей так или иначе персональные данные, позволяющие его идентифицировать, самому выбирать и применять технологические средства защиты этой информации. В связи с тем, что какие бы средства он не выбрал, к нему претензии предъявлены быть не могут. Эта идея уже достаточно широко бродит, кстати, в среде Интернет. Например, такая есть Декларация прав человека и гражданина в киберпространстве. И вот там отражается вот эта статья, идею о которой я говорю. Мне думается, что это важный момент.

Не менее важным во втором разделе является отражение обязанностей и провайдеров, обеспечивающих работу с персональными данными. Тут есть целый ряд тоже установок международных европейских актов по поводу определения этих обязанностей. Я не буду сейчас на них останавливаться за неимением времени, но во всяком случае какая-то база, установки какие-то международных актов для национального регулирования этих вопросов и опыт нашего использования сети Интернет позволяет уже эти вопросы решить более предметно.

И наконец последнее, что, мне кажется, тоже очень важным отметить. Проект закона о персональных данных содержит самую общую норму о том, что ответственность за нарушение прав субъекта персональных данных, решение вопросов об ответственности должно осуществляться в соответствии с действующим законодательством административным и уголовным. Если Уголовный кодекс, как вы все знаете, содержит все-таки уже некоторые статьи, регулирующие ответственность за нарушение отношений в сфере персональных данных, то Кодекс об административных правонарушениях совершенно не имеет этих нормативных установок. И вот тут мне кажется, что очень важно было бы, скажем, опять-таки опираясь на установочную норму, директиву Европейского Парламента и Совета 1998 года о некоторых аспектах торговли на внутреннем рынке, а установка эта состоит в том, что необходимо развивать вне судебный порядок урегулирования споров, включая соответствующие электронные средства, и установить органы, ответственные за вне судебное урегулирование споров.

Как известно, в административном праве есть широкий перечень, очень большой перечень органов, которые по подведомственности рассматривают споры о решении вопросов административного характера. Органа и вообще проблемы подведомственности и проблемы определения характера споров, связанных с персональными данными, на сегодняшний день нет. Поэтому необходимость включения и опредмечивания, если так можно сказать, проекта закона о персональных данных четвертого раздела об ответственности, является, мне кажется, в высшей степени актуальной.

Опять-таки есть еще одна директива Европейского Парламента 98/27 ЕС, которая предлагает критерии определения правонарушений, квалификации действий с точки зрения их правомерности. То есть критерии правонарушений в сфере информационных отношений. Это тоже может быть базой для дальнейшей работы над проектом закона.

Общий вывод сводится к тому, что проект закона хороший. Содержит очень много серьезных позиций, позволяющих урегулировать эти отношения, но его необходимо доработать с учетом реального регулирования виртуальных отношений в виртуальной сфере. Благодарю за внимание.

Председательствующий.

Спасибо, Лена Акимовна. Приступаем к виртуальным отношениям, я бы так сказал. Приступаем к дискуссии. Я благодарю всех приглашенных докладчиков за очень интересные доклады и за то, что они очень хорошо выступили и дали нам соответствующую оценку нашего законопроекта, который мы готовим и сегодня рассматриваем в ходе парламентских слушаний. У нас регламент там другой - до 4 минут. Я прошу укладываться. Рыков Олег Васильевич. Пожалуйста. Приготовиться депутату Государственной Думы Маевскому Леониду Станиславовичу. Советник Аппарата Правительства Российской Федерации. Пожалуйста.

Рыков О.В.

Уважаемые коллеги, я хотел бы вернуться все-таки к теме нашей дискуссии сегодня, а именно о правовом регулировании Интернет. Потому что, если мы начнем говорить обо всех применениях Интернет, то это получается бесконечное поле и каждый отдельный вопрос достоин отдельной дискуссии. Это показало, например, сегодня обсуждение вопроса об электронной цифровой подписи в МГУ. Этот вопрос обсуждался там четыре часа. Поэтому, мне кажется, совершенно неправильным здесь говорить об отдельных аспектах, так как они заслуживают большего времени, большего внимания. Вряд ли здесь получат должное внимание.

Прежде всего, мне хочется сказать по отношению к главной теме нашего сегодняшнего обсуждения. Нужно принятие специального закона, регулирующего отношения в сети Интернет, или государственной политики в отношении этого, или можно обойтись действующим законодательством и внесением поправок в это законодательство? Вопрос этот не новый, он неоднократно обсуждался на разных уровнях, в том числе однажды даже и в Правительстве Российской Федерации. И пришли по крайней мере, в общем-то, к не очень категоричному выводу, что необходимости в разработке такого вот специального закона не имеется.

Конечно, жизнь движется вперед и, безусловно, конечно, технология развивается бешенными темпами, вполне возможна и корректировка этой позиции. Но все же, я считаю, что на сегодняшнем этапе действующее законодательство создает вполне здравую основу для регулирования всех отношений. И поэтому попытки получить дополнительные гарантии какого-то свободного использования Интернет с помощью специального закона, выглядят достаточно наивно, по моему мнению. Поэтому принятие такого закона, оно, конечно, может создать какое-то психологическое удобство для определенного круга лиц, но каких-либо дополнительных гарантий по сравнению с Конституцией Российской Федерации и другими базовыми законами, вряд ли создаст.

Другое дело, что вопросы политики. Кроме того, хочу сказать, что принятие закона о политике, оно не совсем в полной мере отвечает Конституции Российской Федерации, потому что определения основных направлений государственной политики относятся к прерогативе исполнительной власти. Вещь подвижная политика, она может меняться, поэтому было бы более правильным говорить об принятии специального нормативного акта, в данном случае, очевидно, Президента Российской Федерации, об основах государственной политики в отношении сети Интернет. Такой анализ был выполнен. Действительно имеется множество указов Президента с подобным названием и поэтому этот вопрос, на мой взгляд, следует серьезно рассмотреть.

Далее мне хочется сказать следующее. Что регулирование всех отношений в Интернет, ведь сеть затрагивает всех, и поэтому действующее законодательство, мы хотим или не хотим, уже применяется к этим отношениям. Поэтому все разговоры о том, что сеть может не регулироваться или не надо ее регулировать, это просто, ну как вам сказать, технология для некоторых настолько нова, что правоприменительская практика существенно затруднена. Но теперь, когда опыт появляется, в частности, и по ловле преступников и по другим вопросам, то выясняется, что действующее законодательство для их осуждения достаточно, можно может быть только ужесточить сроки, это другой разговор. Так и по всем остальным вопросам. Переносится сайт в другую страну, но люди, поставляющие информацию в этот сайт, сидят здесь, а они совершают действия на территории Российской Федерации, следовательно их действия подлежат этим законам. И нечего говорить о том, что их нельзя поймать. Их можно поймать и они будут пойманы, нужна технология. Это сложный вопрос и не законодательный вопрос. Если нужно внести поправки в законодательство, их надо вносить и таким образом развивать.

Поэтому, мне кажется, нужно сосредоточить усилия на том, чтобы совершенствовать законодательную практику и законоприменительную практику в отношении конкретных областей использования этой сети с тем, чтобы использование этой сети было безопасным для граждан и не нарушало их конституционных прав. В этом отношении давайте посмотрим, что тогда еще сейчас в настоящее время делается. Где эти наиболее острые вопросы сосредоточены.

Они здесь упоминались уже. Это порядок регистрации доменных имен. И в первую очередь, на мой взгляд, в этом вопросе, в этом порядке, это пресечение попыток захвата доменных имен, то есть тех доменных имен, которые совпадают с торговыми марками. Это острая проблема. Она должна быть решена. Она решается во многих странах, ее попытки есть, но она должна быть решена внесением поправки в закон о товарных знаках, где должно быть сказано соответствующим образом. Что попытки присвоению товарного знака или доменного имени, совпадающего или близко напоминающие, должны наказываться. Так пытаются сделать в Соединенных Штатах.

Второй вопрос - электронная цифровая подпись. Я не буду говорить, вы слышали, что закон готовится. Он довольно неплохой закон. И теперь, после встречи Путина с Интернет-общественностью, которая была 28 декабря, мы расширили существенно круг участников подготовки всех законодательных актов для сети Интернет. И мы надеемся, что это существенно повысить и качество этой подготовки.

Третий вопрос, который мы считаем достаточно важным и необходимым, это внесение поправок в новую редакцию закона об информации, информатизации и защите информации. Он находится на рассмотрении уже сейчас прямо в Аппарате Правительства и готовится к внесению на заседание Правительства. В плане законодательных работ Правительства Российской Федерации, прошу обратить на это внимание, находится подготовка новой редакции закона о международном информационном обмене. Я прошу отнестись к этому закону с большим вниманием и пусть приносят предложения как его сформулировать, ведь он полностью затрагивает Интернет. Но сейчас в нем ни слова про Интернет не сказано.

Теперь вот закон об информации, информатизации и защите информации охватывает такие важные вопросы, как правовой статус информационных ресурсов. Это относится к Интернет. Там же рассмотрены все вопросы защиты личной и персональной информации, в новой редакции. Вы еще не все можете быть с ним закомы, но там они находятся, в том числе и вопросы защиты информации. Это тоже все вопросы Интернет. Поэтому я сейчас не буду дальше говорить и по многим другим вещам.

Вот возникают такие вопросы, как необходимость внесения поправок в указ Президента о криптографических средствах. Готовьте такие предложения. Я уже обращался ко многим людям - давайте эти предложения вносите. Потому что указ готовился давно, в 1995 году. Развитие сети в то время, а особенно криптосредств, такого не было. Надо идти навстречу. Но в целом я все-таки должен ответить, что российское законодательство очень благожелательно относилось к развитию сети Интернет. И вот те слова о том здесь были сказаны мне, а я хочу отметить, что российское Правительство не имело отношения к развитию сети, не совсем правильно. Сеть в России начала развиваться в области науки, культуры и образования. У нас есть специальная программа, многие годы существует, 5 лет, развития телекоммуникаций для науки и высшей школы. Значительные средства вложены в нее. Потом вместе с институтом открытое общество с Соросовским фондом. У нас много университетов подключено. Таким образом, в общем и целом Интернет в общем развивается под определенным вниманием.

Спасибо вам за внимание, мое время истекло.

Председательствующий.

Спасибо, Олег Васильевич. Позиция ваша понятна. Слово предоставляется депутату Государственной Думы Маевскому Леониду Станиславовичу. Приготовиться Буркову Дмитрию Владимировичу.

Маевский Л.С.

Спасибо, уважаемый председатель. Спасибо, уважаемые коллеги. Я хотел бы сделать такое маленькое вступление. Уважаемые коллеги, парламентские слушания, это прежде всего обмен мнениями. Вот сюда как бы шел, шел, было не протолкнуться, сейчас народ активно уходит, а мы подходим к самой интересной части, то есть мы из Госдумы пришли и хотели бы послушать ваше мнение. И почему-то все уходят, не оставив даже своего мнения.

Уважаемые коллеги, я с сочувствием отношусь к председателю Комитета по информационной политике господину Ветрову, потому что какая головная боль лежит на его голове, чтобы решить всю эту проблему. Я, к счастью, возглавляю подкомитет по связи и информатизации. Я считаю, что у меня проблема гораздо легче, чем та, которая лежит на его плечах.

С моей точки зрения, переходя серьезно к вопросу, я считаю, что данные слушания парламентские, они проходят в наиболее удачное время. Почему? Ну, прежде всего, то, что на прошлой неделе закончилась выставка "Экспотелеком-2000". И все здесь присутствующие, я думаю, были участниками этой выставки или гостями этой выставки и наблюдали вот тот прорыв в информационных технологиях, который был показан буквально неделю назад. И на сегодняшний день, давая анализ этой выставки и пытаясь решить проблемы по Интернету, мы должны себе отдавать отчет, что вопросов гораздо больше, чем ответов и никто на сегодняшний день не может дать какого-то однозначного ответа.

Что мы видим на сегодняшний день? Пользователю прежде всего предоставляется не только Интернет. Давайте мы исходить из этого посыла. Пользователь на сегодняшний день получает информационный пакет. И на выставке "Экспотелеком" мы как раз видели те технологии, которые позволяют пользователю получать этот пакет. В этот пакет входит все: и телефония, и айпителефония, и Интернет, и телевидение, и радиовещание, и масса, масса других услуг. И на сегодняшний день Интернет - это одна из составляющих того пакета, который хотел бы иметь пользователь.

Теперь о терминологии. Уважаемые господа, давайте все-таки относиться к вопросам серьезно. Давайте себе отдавать отчет, что нет сети Интернет, ну, вот нет таких сетей. Есть протокол-Интернет, Ай-пи-протокол, который действует в сетях общего пользования. У нас, в России, существует сеть общего пользования, которая является составной частью взаимоувязанной сети связи. Я не буду рассказывать, как это сегодня есть, потому что здесь сидят профессионалы, и все должны знать. Поэтому от терминологии оттолкнемся.

Теперь перейдем к теме и постараемся ее разделить на две составляющие части. Я понимаю, что составляющих гораздо больше, но по предметам так. Это проблема провайдеров и проблема контента. Это дробление, я еще раз говорю, условное и грубое. Я хотел бы предложить... Я занимаюсь как раз провайдерами. Но мне бы хотелось сейчас обратиться именно к контенту.

Давайте вернемся к вопросу, как создавался Интернет? Интернет - это, прежде всего, средство общения, которое было создано между людьми. И средство общения это, которое было создано более 30 лет назад, изначально, оно объединило многие и многие миллионы людей. И на сегодняшний день мы видим прорыв в тех технологиях, прорыв - мы называем, информационное общество, глобальная информатизация. Это как раз то, что сделал Интернет.

И на сегодняшний день, когда стоит вопрос о лицензировании этих моментов, я категорически против этого вопроса. Как мы можем лицензировать эти вещи? Ну, давайте мы на сегодняшний день, когда говорим о лицензировании Интернета, а это является одной из составных частей взаимоувязанной сети связи, тогда мы должны вернуться к лицензированию в ней каждого телефонного аппарата. То есть на каждый телефонный аппарат мы должны выдать лицензию. А так как лицензия является ограничением определенных мероприятий, то в ней должно быть прописано, в этой лицензии, первое, кому я должен звонить. Второе, кто мне может звонить, что я имею право говорить по этому телефону, кто мне что имеет говорить по этому телефону. Поэтому, я считаю, эти вопросы абсолютно бесперспективные.

Естественно, вопрос о том, что каким-то образом регулировать взаимоотношения в протоколе во взаимоувязанной сети связи, в котором работает Интернет, естественно, нужно. Мы не должны забывать о чем? Мы не должны забывать о том, что существуют такие мероприятия, как сорм и другие, и другие. Но вопрос о том, что лицензировать эти вещи я категорически против. Я не категорически против с тем выступлением, с которым здесь выступал господин Романченко - электронная торговля. В электронной торговле мы отлицензируем картинку, кто что покупает, кто что продает. Я считаю, это право каждого человека. И лицензируются не Министерством печати и массовых коммуникаций эти вопросы. Есть Министерство торговли. Оно должно выдавать лицензии на соответствующий вид деятельности. Но ни в коем случае Министерство по печати и средствам массовых коммуникаций не должно накладывать лапу на эти вещи.

Во-вторых, я поддерживаю выступающего, который выступал передо мной в следующем вопросе. А, действительно, нужен ли закон об Интернете сегодня такой, какой он есть. Я считаю, что на сегодняшний день разрабатывается новый закон о связи. Есть закон "О средствах массовой информации". Я считаю, что к написанию этих вопросов нужно подойти более детально и более конкретно. И как раз вопросы, интересующие вопросы Интернета, должны быть прописаны в этих двух законах.

Почему должны быть прописаны? Потому что это две разные вещи. Закон о связи - это провайдеры, как доводится информация, кто имеет право пользоваться, правила пользования. А закон "О средствах массовой информации" как раз и должен затрагивать те вопросы, которые есть.

Теперь дальше. Мне кажется, что необходимо именно отнестись внимательно к закону "О средствах массовой информации", чтобы там не было двоякого толкования. То есть, каким образом, что же лицензируется, как лицензируется, на что получаются лицензии и так далее. Мы с вами давайте так, не будем закрывать глаза. Мы видим, что сейчас происходит скандал с "ТВ-Центр" и так далее, и так далее. То есть, в законе "О средствах массовой информации"...

Председательствующий.

Уважаемый коллега, тема сегодня у нас "О правовом регулировании в"...

Маевский Л.И.

"О правовом регулировании в Интернете". И вот мы должны в законе о лицензировании средств массовой информации как раз прописать эти моменты, которые должны отвечать на все эти вопросы от начала и до конца.

Поэтому я считаю, что о принятии закона об Интернете, в принципе, нужно очень сильно подумать. Но заниматься этим вопросом нужно, нужно внимательно посмотреть, куда идти, как идти, какие вопросы использовать для решения этих проблем. Все. Спасибо большое. То, что касается доведения, я готов общаться в любое удобное для вас время. Если у меня есть еще две минуты, я готов задать вопросы. Нет, да?

Председательствующий.

Нет. Леонид Станиславович, мы давайте... Сегодня у нас все-таки депутаты, мы больше можем общаться друг с другом. И я думаю, что мы здесь найдем возможность после этих парламентских слушаний еще по части пообщаться. Спасибо вам. Я дал слово Буркову Дмитрию Владимировичу. Приготовиться Терещенко Людмиле Константиновне.

Пожалуйста. Уважаемые выступающие, поближе садитесь, чтобы...

Бурков Д.В.

Уважаемые коллеги, у меня есть две темы для выступления. Они связаны с международной практикой, с историей отношений государства и Интернет-сообществом.

Я хотел бы, во-первых, вначале коснуться и вернуться к экономике. Потому что я не вижу смысла обсуждать какие-либо законы, если они ведут не к развитию экономическому, а к падению производства. Потому что, в первую очередь, извините, мы живем. А ради этого уже пишутся законы.

Как оптимальный пример, в принципе, известный, это история взаимоотношений Федеральной комиссии по связи Соединенных Штатов и Интернет-сообщества. Собственно говоря, в результате определенных действий, произведенных в течение 40 лет Федеральной комиссией по связи, были созданы условия для развития не только Интернета. Интернет - это одно, это часть экономики, огромной экономики.

Я приведу маленькие цифры все-таки. На данный момент сегодня мы имеем оборот Интернет-экономики в России 200 миллионов долларов. В Соединенных Штатах - 300 миллиардов. Притом эти 300 миллиардов - это тоже маленькая часть триллионной экономики, области услуг связи и средств связи.

Все началось на самом деле... Поймите, на конец 50-х годов практически в Соединенных Штатах сложилась ситуация полной монополии Эй-Ти-Эн-Ти , вплоть до того, что аппараты абонентов принадлежали данной монополии. Все началось с одного маленького иска Томаса Картера в 1959 году, который пытался внедрить свое изобретение - радиоудлинитель. С этого иска началась демонополизация. Первое действие - это было разрешение на производство оборудования, свободный рынок производства оборудования, подверженный минимальным сертификациям. Это привело к возникновению того рынка и тех решений, которыми мы сейчас пользуемся.

В паралелль - существенное решение, которое было принято в 60-х годах. Это были первые слушания. То есть это была процедура взаимодействия Федеральной комиссии по связи. Она несколько отличается от наших взаимодействий с Правительством. Там практикуется опрос индустрии и всех заинтересованных лиц, после которого формируются некоторые решения правительственной комиссии. Если необходимо, принимается необходимый билль Конгресса.

Существенным действием было выделение, то есть слушание по развитию именно компьютерной экономики, программного обеспечения, привело к выводу о необходимости отделить компьютерные услуги от услуг связи, а компьютерные услуги, предоставляемые через сеть связи, и вывести эту область из-под регулирования. Я поясню, что регулирование - это термин, как я понимаю, у нас здесь, в общем-то, большинство из нас его понимают, регулирование применяется там, где существует монополия. Потому что, в первую очередь, регулирование в смысле оригинального значения этого слова там, где существует монополия.

Я поясню, что до сегодняшнего дня эта ситуация в Соединенных Штатах сохраняется. То есть, поясню, все Интернет-услуги относятся к услугам, выведенным из-под регулирования. Это считается основным достижением деятельности Федеральной комиссии по связи за последние 30 лет. Результат вы видите налицо. Из этого можно сделать и остальные выводы. Я поясню, регулирование вплоть до отсутствия лицензирования на услуги данного типа. Понятно, что у каждой стороны бывают привязки. Так например, Европейский союз идет по более мягкой модели, но во многом на самом деле с некоторой задержкой копирует те или иные модели, те или иные решения, которые были подготовлены в рамках Федеральной комиссии по связи.

Последний существенный, то есть скачок, который на самом деле в Интернете заметен, его можно не замечать, но то, что он меняет, например, лицо, то есть развитых стран буквально в течение последних полутора лет, я думаю, в ближайшее два года для нас это станет очень ощутимо. Это вполне осознанное решение на простых вещах, очень простых. Это уничтожение монопольного доступа к исторически сложившейся монопольной инфраструктуре связи. То есть это возможность конкурентного размещения оборудования на, для простоты, телефонных станциях. Это возможность конкурентного доступа разным операторам к тем же самым медным проводам. Но все равно это не безболезненные вещи, потому что эти инвестиции, которые были сделаны правительствами в течение там 50-70 лет. Эта медь прослужит еще долго. И эта медь за счет внедрения новых технических решений может нам обеспечить совершенно другой качественный доступ и существенно более дешевый, на порядок.

Я поясню, эти документы, они были приняты и реализованы на данный момент, что сейчас привело к очередному витку развития Интернета в Соединенных Штатах и началось уже в ряде стран Европы. В Европе процесс переходный. После принятия закона на уровне Европейского союза существует переходный период в полтора года. Это принципиальные на самом деле вещи, которые связаны с экономикой связи и влияют на развитие Интернета.

С другой стороны, мне хотелось бы зафиксировать текущее положение, то есть в отношении регулирования Интернета. Насколько, я думаю, вам известно, что, начиная с 1994 года был переходный процесс снятия всех функций с отдельных правительственных структур Соединенных Штатов по поддержанию Интернета и передачи их в неправительственную организацию под названием "Ай Кэн" . "Ай Кэн" имеет достаточно сложную структуру. Он опирается принципиально на три поддерживающие организации. Это "Домен Спейс Организейшн" или поддержки доменных имен , которая включает в себя регистраторов, владельцев доменных имен, представителей индустрии. Я могу... Подождите, я сайчас отвечу. Это конкретный вопрос, в том числе и для Правительства, потому что адрес "Спейс Организейшн" и протокольная организация...

Председательствующий.

Вы скажите, что вы за закон, и все тогда.

Бурков Д.В.

Мне хотелось бы сказать, дело в том, что у меня просто предложение, как простого рядового члена "Ай Кэн", чтобы наше Правительство участвовало в работе Межправительственного консультативного комитета при "Ай Кэн", которым приняты документы, которые снимают многие вопросы по взаимодействию и по ведению адресного пространства. К сожалению, отсутствие какого-либо участия и присутствия нашей страны там, мы участвует там опосредованно через Международный союз связи с через ВИПО . Это Всемирная организация охраны авторских прав. Но прямого участия на данный момент нет, что вызывает просто, к сожалению, неверные оценки ситуации. Спасибо за внимание.

Председательствующий.

Спасибо, спасибо, Дмитрий Владимирович. Слово предоставляется Терещенко Людмиле Константиновне - ведущему научному сотруднику ВНИИ ЗИС > при Правительстве Российской Федерации. Приготовиться Стрельцову Анатолию Александровичу - Совет Безопасности. Пожалуйста.

Терещенко Л.К.

Пока я шла к трибуне, я вспоминала, сколько прошло времени с тех пор, когда проводились аналогичные парламентские слушания. Где-то около четырех лет назад было такое же парламентское слушание. Что изменилось с тех пор, ну, помимо состава Государственной Думы, разумеется? Если говорить о правовом регулировании, о решении проблемы, то пока не изменилось практически ничего. Поэтому то, что, вероятно, нужно было бы сказать в конце, я скажу сразу. Я бы предложила представителям Государственной Думы поднять материалы предыдущих парламентских слушаний, посмотреть рекомендации, они были совсем не плохие, и приобщить их к новым рекомендациям.

Что еще могло здесь измениться? Сама постановка проблемы, она стала более четкой, как ни странно. Все-таки время прошло, мы лучше уже осознали, что нам нужно, что вообще следует регулировать, потому что четыре года назад стоял вообще вопрос, что такое Интернет. То ли это субъект права, то ли это объект права, то ли это что-то такое, что просто не подлежит регулированию. Теперь некоторые рамки, границы как-то определились более четко.

Если говорить об отношениях государства и Интернет, то просматриваются два самостоятельных блока. Первое - что может или что хочет дать или сделать государство в этой сфере? И второй блок - что Интернет может дать государству? Если короче, то их характеризировать, эти два блока, то есть государство для Интернет и Интернет для государства.

Первый блок, он опосредуется правовым регулированием, установлением определенных рамок, границ, правил поведения. Однако, это настолько специфическая среда, что не всегда правовое регулирование оказывается эффективным. Поэтому вопрос - не только определить, что требует своего правового регулирования, но и вычленить то, что вообще поддается правовому регулированию и контролю за соблюдением установленных правил. Иначе регулирование, конечно, можно вести, но оно окажется совершенно бесмысленным, бесполезным и не действующим.

Что касается приоритетов, то их, как правило, определяет жизнь. Достаточно остро встал вопрос об электронно-цифровой подписи. И вы уже не один раз сегодня слышали, что работа идет, и проект в определенной степени готов. А что дальше? Вот на мой взгляд, наиболее острый вопрос сейчас - это вопрос о доказательствах. И, в первую очередь, в гражданском и арбитражном процессах. Если этот вопрос не будет решен, то он может препятствоват и, в принципе, уже в определенной степени препятствует развитию коммерции, бизнеса, защите прав и законных интересов участников гражданских отношений.

Один из путей решения вопроса доказательства - это внесение изменений в процессуальные законодательства. В первую очередь, в Гражданско-процессуальный кодекс, Арбитражно-процессуальный кодекс. Ну, Уголовный, это не так мне интересно, но, вероятно, и туда тоже потребуется. И я уже слышала такое предложение - создание специального субъекта - депозитария. Вероятно, это будет просто необходимо.

Что же касается закона об Интернете. На мой взгляд, это весьма спорно, проблематично и неясен даже сам предмет правового регулирования. В то же время проект закона или, как говорил господин Рыков, проект указа о государственной политике в этой сфере, это вполне реальный и вполне нормальный вариант.

Более того, действительно хотелось бы знать, какова будет государственная политика и что следует ожидать от государства. При этом надо еще иметь в виду и учитывать, что воздействовать на пользователей сети государство может, не только непосредственно регулируя вот эти отношения, но и при решении вопросов, которые прямо не связаны с Интернетом.

Вот, например, предполагается с 2001 года ввести повсеместный переход на повременную оплату услуг телефонной связи. Что из этого следует? Такая мера может резко сократить число пользователей, которые просто не смогут оплачивать услуги телефонной связи, если не будут учтены в данном случае интересы.

Второй блок - что Интернет может дать для государства? В первую очередь, это повышение уровня гласности, открытости власти, возможность наладить обратную связь, создать условия для реализации гражданами их конституционных прав и свобод. И это тоже должно быть урегулировано нормативными актами различного уровня.

Чтобы сократить время, я хочу сказать только некоторые еще пожелания представителям Государственной Думы. Во-первых, не терять эту проблему, проблему интереса, из своего внимания. Во-вторых, все-таки не стараться урегулировать все и сразу. И для того чтобы определить приоритеты и наиболее актуальные проблемы, подготовить программу работ в этой сфере. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо. Спасибо, Людмила Константиновна. Стрельцов Анатолий Александрович - заместитель начальника управления Совета Безопасности Российской Федерации. Подготовиться Шеину Олегу Васильевичу - депутату Государственной Думы.

Стрельцов А.А.

Уважаемые коллеги, мне кажется, проблема сама по себе очень интересна. Я присоединяюсь к тем товарищам, которые считают, что здесь есть, что регулировать, но регулировать можно по-разному. Мне кажется, что основы, не кажется, а по Конституции, определение основ государственной политики внешней и внутренней - прерогатива Президента. Поэтому все наработки, которые в этой области делаются, по идее, должны быть введены нормативным актом Президента. Это первое.

Второе. Мы занимаемся информационной безопасностью. Информационная безопасность, грубо говоря, состоит из 3 составных частей. Извините за ликбез. Первая часть. Это реализация, обеспечение реализации конституционных прав и свобод граждан в информационной сфере. Вторая часть. Это интеграция России в мировое информационное пространство, или обеспечение интеграции. И обеспечение, или создание, конкурентоспособной индустрии информационных услуг. И третье. Это обеспечение безопасности функционирования информационной инфраструктуры.

Интернет, как очень важная составная часть вот этой информационной инфраструктуры, затрагивает все 3 составные части. Поэтому, когда речь идет о регулировании отношений в этой сфере, мы должны совершенно четко отдавать себе отчет в том, что по всем трем направлениям, по идее, правовое регулирование должно осуществляться. Здесь никаких сомнений абсолютно нет. Поэтому когда мы говорим о том, что основным, или там, основное внимание нужно уделить определению вот основ государственной политики, мне кажется, можно пойти по двум путям. Одно дело - определение основ государственной политики и утверждение их на уровне какого-то нормативного акта. И второй вопрос - это регулирование тех реальных отношений, которые сейчас уже существуют. Кое-что из того, что говорили передо мной, это конкретно относится к этой проблематике.

Таких вопросов, которые требуют регулирования, уже сейчас очень много. Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что вопрос регулирования - это не есть вот то, как понимают техники, или инженеры, или программисты, это без разницы, потому что я сам тоже в некоторой степени инженер, программист. Вот. Правовое регулирование - это установление правил деятельности, и не более того. Поэтому когда говорят, что давайте не будем заниматься регулированием, тут оно все само урегулируется, я совершенно четко могу сказать, что само, очень немногое, что может само регулироваться.

Как и в любом обществе, есть много социальных регуляторов. Правовой регулятор - это один из грубых, очень мощных, но очень сильных. Есть и другие. Мораль там, церковь, обычаи, обычные права. То есть в принципе таких регуляторов достаточно много. Давайте просто отделим мух от котлет. Давайте определимся, где именно и чем именно должно заниматься государство, что нужно регулировать с помощью права, а что может развиваться на основе саморегулирования, и этого будет достаточно.

Так вот при определении того, что должно было бы быть, лечь в основу государственной информационной политики, по идее, мне так казалось, что вот эти все 3 составляющие, о которых я говорил, они должны будут найти там свое отражение. Но я бы обратил ваше внимание еще на одну составляющую. Было бы очень неправильно, наверное, если бы мы вот готовили или думали бы о нормативном акте, который утвердил бы, например, основы государственной политики в области Интернета. По-хорошему, нужно утверждать основы государственной информационной политики, потому что там все основные вопросы, в том числе и вопросы Интернета, должны быть сформулированы.

Интернет - одна, но не единственная составляющая информационной сферы. И проблем в этой сфере очень много. Такая задача была поставлена Президентом в послании Федеральному Собранию 1999 года. Но, к сожалению, до настоящего времени такой активной работы по подготовке основ государственной политики, ну, я бы сказал, ведется она не очень активно. Мы знаем, что есть уже концепция государственной информационной политики, но она, разработанная Минсвязи, но она ориентирована в основном на вступление России в информационное общество. То есть это такая стратегическая как бы концепция. А нам, по-хорошему, нужна концепция вот на 5 лет, на 10 лет, чтобы понять, что делать сейчас, какие у нас болевые точки, на чем сосредоточить основное внимание.

И в этом плане, если бы Государственная Дума приняла свое участие, проявила свою активность в подготовке таких материалов, как основ государственной информационной политики, я думаю, это было бы очень правильно. Спасибо за внимание.

Председательствующий.

Спасибо, Анатолий Александрович. Слово предоставляется депутату Государственной Думы Шеину Олегу Васильевичу. Подготовиться Рон Льюин. Пожалуйста.

Шеин О.В.

Спасибо, Артур Николаевич. Уважаемые участники слушаний, на мой взгляд, сегодня подавляющее большинство и операторов, и, собственно, я думаю, обсуждение в сети среди пользователей не подтверждает того, что в обществе востребуется действительно правовое регулирование данной проблемы сверх тех норм, которые существуют на сегодняшний день. Отдельные элементы, конечно, наверное, в существующем праве, в административном, в Гражданском кодексе, они не до конца расшифрованы.

Вместе с тем те ассоциации, которые приводил здесь уважаемый представитель Министерства печати, господин Романенко , выглядят несколько удивительно. В частности, приравнивание сайтов всех к средствам массовой информации. В качестве объяснения называлось то, что доступ к этим сайтам может иметь более тысячи человек, а если, так сказать, брать реальное число пользователей, то и свыше 100 миллионов. Момент в чем заключается, что если в законе "О средствах массовой информации" указывается о тысяче экземпляров газет, которые реально распространяются, то представитель министерства начинает говорить уже не о единицах продукции, а о том количестве людей, которые могут получить доступ к данной информации. Исходя из данной логики, любое объявление, которое вывешено на улице, есть человек, который эти объявления вывешивает, делает это регулярно, также является средством массовой информации, и эта деятельность подлежит лицензированию со стороны Министерства печати Российской Федерации.

На мой взгляд, в том законопроекте, который роздан здесь , а также в тех материалах, которые присутствуют, есть несколько опасных моментов, о которых хотелось бы сказать. В рамках публикации, размещенной в розданном участникам парламентских слушаний журнале , в частности указывается о том, что в число основных проблем, требующих скорейшего нормативного регулирования, является регулирование общественно опасных деяний, совершаемых в Интернете, в частности распространение оскорбительной, непристойной информации, антиобщественных призывов. Необходимо закрепление государственных гарантий в сфере охраны интересов экономического, социального развития России, госинтересов Российской Федерации, субъектов Федерации, местного самоуправления.

И в рамках того проекта закона, который также роздан участникам слушаний, говорится, что правовое регулирование сети Интернет предполагается осуществлять не только путем федеральных нормативных правовых актов, но также нормативных правовых актов, издаваемых субъектами Российской Федерации и органами местного самоуправления. Вот, на мой взгляд, сама такая постановка вопроса, которая в сущности относится к концепции проекта, она абсолютно не приемлема, она включает в число участников законотворчества в данной сфере колоссальное количество местных чиновников. И если мы с вами посмотрим хотя бы на такой российский город как Владивосток и вспомним известные там политические прецеденты, то формулировка необходимости государственных гарантий в сфере обеспечения интересов субъекта Федерации и местного самоуправления, когда и мэрия и администрация области тем самым будут указывать, что замещать, что не замещать, как это делать, выглядит несколько странно.

Совершенно верно, кстати, представитель министерства сказал о том, что регулирование в той плоскости, как видится министерству, возможно только при заключении межгосударственного соглашения в этой связи. Такая постановка вопроса со стороны представителя Правительства показывает, что их попытка принять данное решение, на мой взгляд, бессмысленна, поскольку такого регулирования и правового соглашения между 180 государствами, существующими в настоящее время на Земле, просто быть не может, поскольку у них существуют разные интересы.

В рамках предлагаемого законопроекта также я бы просил обратить внимание участников парламентских слушаний на 5 пункт, где идет речь о том, что, в случае нарушения норм, которые предусматривают федеральные органы государственной власти, субъекты Федерации, местное самоуправление, может быть ограничен либо запрещен доступ в сеть тем людям, которые эти вещи нарушают. Вот, на мой взгляд, это в корне неправильно. И в сущности сама логика, которая выходит, и Министерство печати, и, к сожалению, некоторые мои коллеги по Государственной Думе, она все-таки логика, скорее, разрешения тех или иных, я заканчиваю, Артур Николаевич, буквально 2 фразы, моментов.

На мой взгляд, нужно принимать несколько иные документы, в частности принять закон Государственной Думе, который бы не дал ввести в следующем году повременную оплату за телефонные услуги, и принять программу, с которой выходит Министерство образования, по компьютеризации школ, техникумов и вузов в Российской Федерации. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо, Олег Васильевич. Уважаемые коллеги, значит, у нас вот Рон Льюин, он уже ушел, значит. Но есть из его же компании Дубинина Полина Юрьевна. Если она готова, очень коротко, пожалуйста. Потом приготовиться депутату Московской городской Думы Загребному Юрию Леонтьевичу. Пожалуйста. И мы посоветуемся, как нам дальше.

Дубинина П.Ю.

Добрый день! Но я не из той же компании, что и Рон Льюин. Но наша компания "Клиферчейндзпойнтр" также является членом Американской торговой палаты. Общая позиция Американской торговой палаты изложена в докладах, которые розданы вам. А я хотела бы сделать небольшой обзор европейского законодательства, точнее проекта директивы ЕЭС по вопросам электронной коммерции.

Существует ряд достаточно важных вопросов, ключевых, при регулировании Интернет, электронной коммерции в частности. Первый вопрос - это определение пределов государственного регулирования, вопросы распространения коммерческой и иной информации, заключения договоров по сети Интернет, ответственность за содержание информации, вопросы, как уже было сказано, электронной подписи, вопросы защиты персональных данных и вопросы защиты прав потребителей. Проект директивы по некоторым вопросам о предоставлении информационных услуг, в частности по электронной торговле, не затрагивает вопрос электронной подписи и защиты персональных данных, и защиты прав потребителей, поскольку эти вопросы урегулированы в других директивах, уже принятых Европейским союзом.

Самая главная мысль и, наверное, самая интересная этой директивы - это баланс государственных интересов и интересов коммерческого сообщества. Эта мысль идет как бы красной нитью через всю директиву и затрагивает все аспекты, значит, касаемые пределов государственного регулирования. С одной стороны, директива признает то, что Интернет должен развиваться свободно, то есть она обязывает государства-члены ЕЭС не предъявлять никаких требований по лицензированию или получению иных разрешений для доступа в Интернет. С другой стороны, наиболее уязвимая часть сообщества - это пользователи. Они защищены тем, что директива обязывает четко указывать информацию о себе, такую, например, как юридический адрес, регистрационный номер, и так далее.

Дальше. Вопросы распространения коммерческой информации. С одной стороны, директива признает необходимость распространения коммерческой информации, необходимость рекламы в Интернете, то есть это очевидно. С другой стороны, директива дает возможность всем пользователям Интернета отказаться от незапрашиваемой коммерческой информации, и также обязанность источника информации - указывать, что эта информация является коммерческой информацией, то есть рекламой или какой-нибудь другой информацией, и указывать откуда эта информация идет.

Очень важный вопрос, о чем уже говорилось много здесь, - это заключение договоров в Интернете. Проект директивы прописывает достаточно подробно процедуру заключения договоров и опять четко баланс интересов. С одной стороны, государство признает договора, заключенные в электронном виде, и дает им судебную защиту. С другой стороны, защита прав потребителей путем установления новых требований к договорам, заключенным в электронном виде, требований, направленных на то, чтобы пользователь мог избежать технических и других ошибок.

Содержание информации в Интернете. Тоже очень важная тема. Как общие, ну, требования, что она должна соответствовать внутреннему законодательству государств. Но есть субъект, который освобождается от ответственности за содержание информации. Этот объект, субъект точнее - информационный посредник. Он не отвечает за содержание информации, если сам не является источником этой информации, не выбирает или не модифицирует информацию, а также если он не делает адресную рассылку, то есть не выбирает получателя информации.

Таким образом, вся директива как бы делится на 2 части. Она, с одной стороны, очень четко определяет границы в пределах государственного вмешательства в Интернет. То есть она четко указывает, до какой степени государство может вмешиваться в деятельность сети. Но, с другой стороны, она подробно определяет и защищает права наиболее уязвимой части сообщества потребителей. Нам кажется, что этот проект очень взвешенный и его следует учесть при разработке закона об электронной коммерции в России. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо. Слово предоставляется Загребному Юрию Леонтьевичу. Он здесь, да? Депутат Московской городской Думы. Приготовиться Солдатову Алексею Анатольевичу. Есть Загребной, да? Нет. Пожалуйста, тогда Солдатов Алексей Анатольевич. Приготовиться Чепчугову Дмитрию Владимировичу, МВД. Пожалуйста.

Солдатов А.А.

Добрый вечер! Спасибо за предоставленную возможность высказаться. Я представляю тех самых операторов Интернет, которые предоставляют, как пишем мы в своих договорах, по всей видимости, абсолютно неправильно, доступ в Интернет. Я хочу отметить, что на сегодняшний день Интернет в России есть и работает. И работает уже 10 лет. И как-то мы свои проблемы внутри себя решаем. Но иногда, как говорится, медленнее, иногда быстрее, но по крайней мере решаем мы проблемы эти, отнюдь и непростые.

В частности, упоминалось ... РУ . Так вот на протяжении 10 лет мы согласовывали все решения ... И нам будет очень плохо, если в результате разного рода новых правил та система, которая сегодня технически и технологически работает, будет разрушена, на то светлое будущее, которого еще нет. Это вот раз.

Второе. Новая технология, очевидно, порождает новые услуги и новые проблемы. Ну, как говорится, проблемы новые, но привязывать их, на мой взгляд, нужно обязательно, как уже здесь неоднократно высказывалось, к действующему законодательству. Может быть, я не юрист, извините, я, может быть, слова произносить буду и неправильные, но не путем введения новых понятий, а путем привязки к тому, что уже есть. То есть не надо плодить лишней сущности просто так, без необходимости.

Ну, теперь вот что нужно нам, операторам. На сегодняшний день государство регулирует нашу деятельность путем выдачи лицензий и требований разного рода, содержащихся отчасти в лицензиях же. На сегодняшний день требования лицензий сформулированы, прямо скажем, расплывчато. То есть, я бы сказал, не вполне применимы к нашей специальной деятельности. Хотелось бы уточнить. Некоторые требования носят более, так скажем, общественно значимый характер, это требования исполнения условий обеспечения оперативно-розыскной деятельности.

Вот тут хотелось бы уточнить и очень сильно. Потому что это, как говорится, очень трудно исполнить то, что от нас просят. Трудно. Проблема лицензирования на самом деле чуть-чуть шире. Потому что в нашем государстве получается очень интересная ситуация. То есть лицинзии выдает Минсвязи. Проверяет Госсвязьнадзор. Кстати, с нас же и деньги берет за проверку лицензии. При этом есть в стране абсолютный монополист связи - это Связьинвет. То есть получается как? Государство, как собственник Связньинвеста, выдает лицензии, контролирует лизензируемую деятельность. Вообще-то очень интересно. Да? При этом, извините, в качестве почти что анектода, Ростелеком не является монополистом в области Интернет. Потому что у него клиентов меньше, чем у остальных операторов. Понятно.

Относительно наших обсуждающихся сегодня проектов. Я считаю, что законопроект о политике развития Интернет в математически строгом смысле не нужен.

Председательствующий.

А виртуально?

Солдатов А.А.

А виртуально, если очень хочется какой-то закон принять, то уж лучше этот .

Об электронно-цифровой подписи. Вот что мне нужно от закона об электронно-цифровой подписи? Закона, распоряжения, постановления, я не знаю чего. Мне нужно, чтобы если я пришел в суд с договором в электронном виде, чтобы суд этот договор принял. А не сказал: "Вот с твоей дискетой иди куда-нибудь. Мы не примем просто. Потому что у нас где-то чего-то нет или инструкция есть, чтобы не принимать." А вот как только принял, то после этого появляются инструкции, подпись открытая, закрытая, ключ такой, такой и так далее. Вот это все ... после. Вот что мне нужно от всего этого.

Ну, а в конце выступления я бы хотел отметить одну вещь, что какая-то появилась страсть регулировать Интернет. Это вот как в той притче, что такое полное счастье, что такое не полное счастье. Полное счастье - это если... Знаете, да? Хорошо. Тогда спасибо за внимание.

 

Председательствующий.

Спасибо. Сейчас послушаем представителя Министерства внутренних дел. Чепчугов Дмитрий, о счастье что он скажет нам. Чепчугов Дмитрий Владимирович, начальник отдела, руководитель национального контактного пункта Российской Федерации по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий.

Чепчугов Д.В.

Спасибо. Уважаемые депутаты! Уважаемые коллеги! Наше устойчивое убеждение заключается в том, что регулировать те или иные, любые аспекты Интернет должны правоведы-цифилисты , должны те, кто представляет Интернет-общественность. Поэтому я коснусь только одного аспекта, аспекта основной служебной деятельности правоохранительных органов, практического аспекта, борьбы с преступностью.

Интернет принято считать виртуальным обществом. И было бы очень здорово, если бы и преступность, которая там обитает, была бы виртуальной. Увы, это не так.

Основные угрозы, которые на сегодняшний день существуют и мы прогнозируем, исходя из практических наших дел, наших разработок, уголовных дел, это следующая угроза. В первую очередь, угроза для государства, угроза критическим инфраструктурам. Воздейтвие через сети управления, которые подчас интегрированы в этих критических инфраструктурах в сеть Интернет, позволяет появиться новому понятию, существующему сегодня. Есть тому конкретные примеры этой информационной войне или техногенному террору.

Нарушение конституционных прав, интересов граждан, связанные с нарушением их права на неприкосновенность информации, на неприкосновенность частной жизни, соблюдение тайной переписки, телеграфных, телефонных и иных, а именно здесь, вы понимаете, иных сообщений граждан. Особую опасность представляет бурно возрастающая преступность сейчас в сфере электронной коммерции. Если за период с 1997 года, с принятия кодекса, по 2000 год не было зафиксировано ни одного серьезного преступления, связанного с мошенничеством в электронной торговле, то только в этом году их уже 8 за 4 месяца. Причем последняя группа, деятельность которой была пресечена, причинила ущерб владельцам кредитных карточек и систем электронной торговли на сумму 800 тысяч долларов только за один прием.

Распростратено и так называемое, можно назвать, хулигантство. Это то, что называется хакингом, фрикингом и другими не менее неблагозвучными терминами. Разъяснять я их не буду. Вы все понимаете, о чем я говорю. Ответственность за эти электронные, так называемые, виды преступления, это новация нашего уголовного права. Она появилась впервые в новом Уголовном кодексе, которому от роду два с небольшим года практической деятельности.

Сегодня мы говорим о непосредственных видах преступления, связанных с компьютерной информацией. Это глава 28 Уголовного кодекса. Говорим о защите конституционных прав граждан. Это статьи 137, 138. Но мы говорим и о том, что, практически, все сегодня преступления, я позволю себе сказать, ну, может быть, пока еще кроме изнасилования, уже подготавливаются и совершаются с использованием компьютерной техники. Это и убийства, когда поддерживается контакт между убийцей и заказчиком через Интернет, это и мошенничество и многие другие. Для того, чтобы раскрывать успешно эти преступления, я хочу вам сказать, регулирование нужно, обязательно нужно. Но регулирование какое? Оно должно быть с двух сторон. С одной стороны, мы должны сегодня говорить, что наше законодательство, особенно уголовно-процессуальное, да и уголовное, в какой-то степени, не готово к работе, к проникновению в нашу среду нового вида преступности. Сегодня Уголовно-процессуальный кодекс не знает таких понятий, как вещественные доказательства, имеющие материальное значение, но не имеющие вещественных признаков, то есть информация. Что мы предъявляем в суд? Мы предъявляем в суд дискету и распечатку. Кодекс не позволяет говорить о том, что они тождественные между собой. Это и десятки примеров, у меня мало времени, не возволяют нам сегодня качественно быстро расследовать и раскрывать такого рода преступления. Кроме того, я понимаю некоторую напряженность провайдеров в вопросах получения оперативной информации. Но, дорогие коллеги, мы должны вместе к этому идти и мы просим, чтобы исполнялись те требования, которые мы предъявляем провайдеру по закону. Боже сохрани, сверх того.

Кто же может отказать на основании закона и просто морального гражданского своего чувства в том, чтобы содействовать раскрытию представления, содействовать выявлению нелегальных финансовых транзакций, той же порнографии, особенно детской порнографии, которая во всем мире является тягчайшим преступлением? Тогда как вообще порнография либо не наказывается, либо это административный состав. Наше законодательство не знает понятия детская порнография. Вообще не имеет его. Мы имеем коллизии с нашими коллегами во всем мире, которые многие годы заставляют своих преступников, распространяющих и создающих, проводить в тюрьме. Они говорят: "Вы вообще не имеете этого. Вы поощряете детскую порнографию". Поэтому, приходя к финалу, я постараюсь соблюсти вещи, приходя к финалу.

Если речь идет о лицензировании. Еще раз говорю. Правоохранительные органы ни в какой степени не настаивают на каких-то особых условиях, но, с нашей точки зрения, лицензирование должно содержать основное положение: обязанность оператора соблюдать все условия для борьбы с преступностью. Раз.

И второе. Законодатель сегодня принимает много законов. Кроме того, есть подзаконные нормативные акты и в них мы видим, юристы меня поймут, поголовную бланкетную сущность. А нарушение этого повлечет ответственность по закону. Поверьте практику, не влечет. Нет в законе этой ответственности. Мы сегодня вынуждены прекращать дела, отпускать людей только по одной причине: нет в законе этой ответственности.

Я обращаюсь в первую очередь к депутатам, при разработке любых нормативных актов, таких, какие нужны, смотрите на шаг вперед. Не говорите просто: "Это можно делать. Это нельзя." Идите шагом вперед. Что за это будет? Какие меры реальной ответственности могут быть применены и делать ли это в одном законе или в нескольких, строго говоря, это все равно. Но с нашей точки зрения, с точки зрения практика, новый закон, он будет как бы сводом нормативных актов, вернее положений, которые отменят целое семейство не соответствующих сегодняшним. Введение нового закона автоматически отмечает старые нормы.

Еще раз я хочу поблагодарить вас, выразить полную уверенность в том, что мы будем выполнять основную задачу - защиту и прав граждан, защиту государства и защиту интересов, в том числе, и добросовестных предпринимателей. Это одна из наших задач. Благодарю вас, коллеги.

Председательствующий.

Да, спасибо вам, Дмитрий Владимирович, за поддержку. Уважаемые коллеги, вот есть еще один выступающий Гуриев Марат Аликович. Председатель правления Союза операторов Интернет. Несколько минут и мы обменяемся, подведем итоги. Пожалуйста, несколько минут. Пожалуйста.

Гуриев М.А.

Артур Николаевич! Я подвел как бы для себя, внимательно слушая, представителей государства, подвел для себя такой итог, что государство, в принципе, готовится к тому, чтобы в ближайшие годы увеличить количество российских пользователей Интернета до 10, 15 миллионов.

Председательствующий.

В 10 раз получается.

Гуриев М.А.

Я хотел бы всем это сказать, что подтверждается. Это самый главный итог слушаний. А все остальные регулировки мы вместе с представителями государства готовы выполнить, все необходимые законы вместе принять. И я надеюсь, что все у нас получится в этом плане. Поэтому я хотел бы, во-первых, поблагодарить всех присутствующих. Потому что два министерства: Министерство науки, Министерство образования, а также присутствующие в этом зале провайдеры, добились этого самого тяжелого первого миллиона в Интернете. Но у нас около 60 федеральных министерств, ведомств и так далее. Если каждое поучаствует в плане наращивания количества пользователей в Интернете, включая МВД, ФАПСИ, все в своей части помогут увеличить количество пользователей, то мы тогда и добьемся желаемой цифры, в 10 раз увеличим. Потому что я хочу сказать, что обидно, что Венгрия имеет свои 10 процентов в Интернете, а мы имеем 1 процент. Я не говорю про Соединенные Штаты, Венгрия. А у нас в этом смысле, в смысле освоения Интернета максимальная задача. Потому что чем протяженнее страна, тем больше она в пределе получает от развития Интернета. Мы самая протяженная страна в мире, значит должны в этом плане двигаться быстрее.

Огромное спасибо всем за активное участие. Я надеюсь, что провайдеры Интернет с удовольствием поддержат активность Государственной Думы и Правительства в части выяснения необходимых дополнительных регулирующих воздействий в Интернете. Спасибо за внимание.

Председательствующий.

Спасибо. Уважаемые коллеги, друзья! Ровно 18 часов. Мы три часа работаем без перерыва. Я очень рад, что слушания... вот есть вопросы, я думаю, что их надо нам переслать и комитет, который проводит слушания и мои коллеги-депутаты из других комитетов, мы обязательно ответим на все ваши вопросы. Я очень рад, что сегодня у нас получилось не виртуальное слушание. Потому что... Да, сейчас. Да, полуйста, один вопрос. Нет. Все протоколируется, записывается. Все. Стенограмма ведется. Вы не волнуйтесь. Я хочу закончить нашу встречу, а потом, пожалуйста, я к вам подойду и, может быть, вы зададите вопросы.

Я почему это хочу сказать. Потому что очень разные мнения. Но, в принципе, я не крупный специалист в информационных делах и в Интернете, дети мои там активно занимаются, я могу сказать, что все-таки правовое регулирование необходимо: законом, подзаконными актами. Инициатива есть. Она наказуема. Она есть. И то, что мы сегодня собрались и вы остались здесь до конца слушаний говорит о том, что эта проблема есть в обществе, она необходима. И, я думаю, что депутсткий корпус, мы все благодарны вам в том, что вы приняли участие, выступили. 22 человека у нас выступило. Я многие провожу парламентские слушания. Я могу сказать, что очень активность была большая. Я думаю, что и дальше мы будем продолжать такие слушания для того, чтобы парламентарии оторвались от виртуальной ситуации и опустились на землю и посмотрели, что необходимо в настоящее время нашим избирателям, вам для того, чтобы вы могли нормально в правовом порядке работать и заниматься вашим любимым делом. Я думаю, что Интернет будет развиваться, доказало все. Я хочу искренне поблагодарить вас за то, что вы участвовали в наших парламентских слушаниях. Спасибо вам.