Об организационно-правовых проблемах развития сети Интернет на Украине

Опубликовано: 25 марта 1998 года

Уважаемые господа!

В вашей воле тиражировать этот материал в эхах и на Web, единственная просьба - ссылаться на меня, чтобы потом добрые люди не осыпали меня обвинениями в трусливом молчании.

Как принято писать в авантюрных романах, информация, которая будет изложена ниже, стала мне известна "из заслуживающих доверия источников"; кроме того, я вынуждена была проверить ее по нескольким каналам. К сожалению, корреляция данных очень высока, и вероятность ожидаемых событий, следовательно, тоже.

Итак, в настоящее время к подписанию Президентом Украины готовится Указ, которым будет заперщено создание внешних каналов Интернет всем, кроме государственного предприятия Укртелеком и СП (!) Инфоком. Далее, к работе с государственными структурами будут допускаться только отдельные ISP, лицензированные Гостайной; планируется и сокращение общего числа лицензируемых провайдеров. Кстати, некоторое время тому назад отдел Укртелекома, занимавшийся вопросами Интернет, уволен в полном составе; идет набор новых сотрудников по "жесткой" анкете. Есть основания полагать, что отныне забота о провайдерах в Украине будет поручена специалистам из "более компетентных" структур.

С экономической точки зрения,- в стране назревает очередной этап приватизации (или - реприватизации), в том числе - и в области связи... Есть основания полагать, что на рынок, созданный и обустроенный частными ISP, готовятся вступить профессиональные экспроприаторы (что вызывает понятные исторические аналогии).

С политической точки зрения - Указ своевременен как раз в кульминации предвыборной гонки: в эти периоды нервозность властей по отношению к информации вообще обостряется, происходят шумные акции закрытия газет... А на ряде областных гостелецентров журналистов новостей вынуждают подписывать "добровольный отказ от выезда за границу" (!) как носителей подлинной информации о нашей жизни и наших ваыборах, очевидно?

Кроме того, на следующем этапе политигры - президентских выборах - Указ может стать как козырем для команды нынешнего главы государства (поставил под контроль подозрительную сеть), так и картой в рукаве его противников: вот, мол,- что ваш демократ натворил... Есть основания полагать, что второй вариант вероятней, так как может навлечь гнев западных финансовых структур на правящего Президента,- и, как следствие, охлаждение потенциальных инвесторов и ослабление позиций нынешней власти...

Эта ситуация заставляет вернуться к событиям полугодичной давности, которые сейчас могут выглядеть мелкой возней... если не допустить, что это была "пристрелка" перед главным залпом.


В конце августа МВД Украины получило от германского отделения Интерпола факс следующего содержания. С помощью специального поискового сервера, находящегося в одной из скандинавских стран, на сервере из адресного пространства ISP "Релком-Украина" был обнаружен ряд файлов, фигурирующих в деле, расследуемом указанным отделением (список наименований файлов прилагался) . Файлы недоступны анонимному пользователю, поэтому полицейский робот не смог загрузить их по download, и к письму прилагались только образцы разыскиваемых jpg (из категории "жесткого/детского порно"). Указывалось также, что администратор сервера в силу неограниченных прав _мог_ иметь доступ к файлам, а также _мог_ являться источником их распространения. Уведомление было разослано, чтобы "компетентные органы" "применили меры, которые они считают целесообразными".

Уже в этом письме, послужившем импульсом к дальнейшему, очевидны некоторые нестыковки. Режим запрета анонимного доступа автоматически отменяет саму идею обвинения в распространении порнографии. А узконаправленный обмен информацией - это переписка, защищенная правом неприкосновенности, и даже если предположить, что указанные картинки были скачаны откуда-то из Европ и направлялись кому-либо _конкретному_, то это, в любом случае, личные психосексуальные проблемы переписывающихся.

Текст факса, однако, не доказывает, что, во-первых, под указанными именами файлов скрывались именно _эти_ картинки. Затем, невозможно доказать, что файлы оказались по указанному адресу _с ведома_, а тем более - _по инициативе_ сисадмина узла. Сотрудник с рутовыми правами _мог_ иметь доступ - но невозможно доказать, что _имел_! Законодательные нормы в этом отношении отсутствуют не только в нашей стране. Пока в одной лишь Германии принят закон об ответственности провайдера в случае, если _доказано_, что он _знал_ о распространении противоправной информации по его каналам!

Возвращаясь к тексту факса,- какие же действия сочли целесообразными в нашей правовой державе?

Во вторник 2 сентября подразделением УБОП были закрыты и опечатаны офис РУ на Красноармейской и техплощадка на Теремках. Все сотрудники, находившиеся там в этот момент, были задержаны и увезены на допрос. Конфискована машина, с которой велись зоны, за которые отвечал данный ISP. Hесколько позже усилиями нескольких остававшихся на свободе сотрудников РУ и с помощью их коллег-провайдеров контроль над зонами был восстановлен.

Что же касается задержанных сотрудников фирмы,- некоторых отпустили на следующее утро, а троих сисадминов арестовали и препроводили в Московский райотдел Киева по подложному обвинению в "сквернословии в общественных местах и сопротивлении сотрудникам милиции"! В понедельник, 8 сентября, мне удалось поговорить с судьей, осудившим несчастную троицу на 15 суток. При разговоре он дал разрешение на диктофонную запись и пригласил одного из оперуполномоченных УБОП, который составлял рапорт о задержании троих релкомовцев и отвечал на судебном заседании. Опер не помнил ни обстоятельств, ни дома, неуверенно назвал улицу, говорил односложно, только подтверждая распространенные подсказки судьи. Hапару они нарисовали следующую картину: - При проведении плановых оперативных мероприятий 2 сент. в 23 часа сотрудники УБОП в штатском, находясь на ул. Горького в р-не номера 160 (внимание: сам УБОП - на Горького 114), обратили внимание на троих сквернословящих граждан. Hа требование прекратить, сопровождаемое предьявлением удостоверений, сотрудники милиции получили нецензурный ответ. В ответ на требование "пройти", ссопровождаемое вежливым захватом, трое граждан сопротивлялись. Ст. 185 админкодекса, 15 суток. С захватом и закрытием офисов Релкома арест этих троих якобы не связан!!! :))) Судья как бы этих событий вообще!

Заметьте - речь идет о людях, которых 2-го после допросов _и не выпускали из УБОП_ (это могли подтвердить все, кто был задержан с ними одновременно)! Одним словом, не имея формальных оснований задерживать сисадминов для допросов с пристрастием, повод слепили.

9 сентября офис и техплощадка РУ были открыты. Трое админов - все еще в кутузке...

В среду 17 сентября УБОП были проведены обыски на квартирах задержанных сотрудников и персонала РУ. Изъяты системные блоки компьютеров и все магнитные носители. Характерной и узнаваемой чертой мероприятия было то, что некоторых членов семей задержанных пытались вынудить письменно оговорить своих сыновей/мужей/ и т.п. ...

17 сентября в 23-30 по отбытии 15-ти суток (с точностью до минуты) трое сисадминов РУ были освобождены.

Следствие было передано городскому управлению МВД, и дальнейшая "информационная пауза" с моей стороны была связана с тем, что я проходила свидетелем по делу, и публикации могли плачевно сказаться на ходе следствия (приношу извинения всем, кто ждал этой информации), которое не уровне города приобрело, наконец, профессиональный характер.

Было установлено, что файлы с детской порнографией имели 2,5-годичный срок давности (происхождение - предположительно с самопальных CD "Erotic Collection"). В связи с высокой "текучестью кадров" в РУ установить, кто мог тогда разместить их на одной из машин, уже не представляется возможным. Кроме того, по мнению ряда специалистов, сервер был недостаточно защищен от "внешнего" размещения информации. В любом случае, было сказано выше, _распространению_ они не подлежали.

Дело, как "не имеющее судебной перспективы", в этом году направлено в архив.

Тем не менее,силовые структуры и не подумали принести кому-либо какие-либо извинения; более того, и осенью 1997, и до сих пор дело сопровождается серией газетных публикаций, из которых прозрачно следует, что Интернет представляет собой не столько необходимую цивилизованной стране транспортную и информационную среду, сколько угрозу морали населения и безопасности государства, а также рассадник опасных хакеров, которые только и ждут укрепления украинской телефонии, чтобы пошире развернуть свое черное дело. Те, кто постарше, несомненно знаком с понятием "госзаказа" в прессе...


А был ли госзаказ? - сегодняшние события показывают, что был. Интернет есть (со всеми позитивными и негативными сторонами его) в первую очередь - свобода _обращения информации_. И, таким образом - потеря кормушки для тех, чьей профессией многие годы было ограничение этой свободы. Практика спецслужб различных государств показывает, что, когда службам приходится решать вопросы ассигнований, в ход идет все, в том числе - и провокации, чтобы доказать собственную нужность. И зарубежные коллеги всегда рады помочь в этом своим визави... Шпиономания, таким образом,- болезнь чисто экономическая.

Есть в этой истории и еще одна сторона, о которой мне говорить по-настоящему больно. Больно потому, что я искренне уважаю многих специалистов и руководителей украинских ISP, но... из песни слова не выкинешь... Руководители крупнейших провайдерских групп Украины _запретили_ своим сотрудникам выступать в качестве экспертов по делу "Релком-Украина". То, что РУ таки не дали "закопать" - заслуга следственного отдела Киевского ГУВД и тех "некрупных" специалистов, которые пошли навстречу следствию.

Таким образом, несмотря на прекращение дела, "пробный шар" достиг своей цели: провайдеры, занятые игрой в съезды и ассоциации, продемонстрировали свою разобщенность и неспособность к корпоративным действиям. Что, возможно, и требовалось доказать в ходе подготовки Указа...

Справедливости ради надо сказать, что проблемы государственной и коммерческой безопасности в Интернет еще только решаются, и Украина - не единственное государство, озабоченное этим. Hо подходы к решению этих проблем могут быть как цивилизованными, так и... увы, ставшими привычными за 70 с лишним лет, как показал вышеприведенный пример... У меня пока нет оснований для избыточного оптимизма.

Я понимаю, что, возможно, уже поздно что-либо изменить. Hо все вы имеете право об этом знать. Я знаю также, что Интернет в целом не пострадает. Hо в Китае и Въетнаме за письма, подобные моему, уже по закону имеют право бросить за решетку (и от этого "Большой Интернет", кстати, тоже не особенно пострадал).

Право на информацию - одно из неотъемлемых прав человека. Имеет ли право какое-либо государство стоять у этого "кислородного краника"? Даете ли вы ему такое право? Вы лично?..


 

Эта статья представляет собой полный (дословный) текст интервью, взятого мною 12 марта в перерыве заседания Коллегии Hационального агентства по проблемам информатизации при Президенте Украины у subj: главы Агентства Александра Яковлевича Матова и у председателя вновь созданной Комиссии по информационной безопасности, директора Института стратегических исследований Белова Александра Федоровича. Вы можете распространять статью _без купюр_ в любые эхи и конференции, размещать на web... Ссылка на меня обязательна. Ирина Бохно.


ИБ: Вы не могли бы рассказать о задачах Комиссии по информационной безопасности?

Александр Белов, председатель КИБ: Сейчас еще рано говорить о конкретных задачах. Основные задачи определены в Указе Президента от 3 февраля. Hа днях появится новый документ, где эти задачи, функции и права будут расписаны достаточно подробно. После утверждения этих документов мы сможем подробно и совершенно конкретно поговорить на эту тему. Я просто хочу отметить одно обстоятельство. Создание такой комиссии вызвало интерес и обеспокоенность со стороны представмиелей СМИ. Многие публикации на эту тему появились... они усматривают, что эта комиссия станет ли очередным цензурным органом; по-моему, одна из газет назвала Комиссию "Министерством Правды"... Я хочу подчеркнуть, что эти ожидания и опасения напрасны и беспочвенны. Комиссия сделает все для того, чтобы ни ее решения, ни государственная политика в в сере информационной безопасности не влияли на свободный доступ наших граждан и журналистов к информации, за исключением тех случаев, которые предусмотрены действующим законодательством: например, проблем, относящихся к государственной, коммерческой тайне, к защите персональных данных о личности; и сегодня вы могли слышать, как об этом говорилось на Коллегии HАИ. Я хочу Вас пригласить - это уже с HАИ поддерживайте контакт,- в ближайшее время мы хотим представить общественности и журналистам книгу, которую подготовили специалисты HАИ: она касается правовых и других проблем защиты персональных данных о личности.

ИБ: Озабоченность была связана с тем, что с появлением комиссии связывают подготовку Указа о некоем упорядочении деятельности в сфере Интернет, а упорядочение у нас традиционно ассоциируется с запретами... Вы не могли бы пролить свет на основные черты готовящегося Указа?

АБ: Я предпочитаю говорить о такого рода документах после того, как они приняты. Принцип, о котором я говорил несколько раньше, тоже там заложен. И, когда речь идет об упорядочении, я хочу вспомнить одно великолепное изречение Салтыкова-Щедрина, которым я руководствуюсь и в своей личной жизни, и как руководитель,- это из "Истории одного города", из дневников градоначальника:"Просвещение надо внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития." Это мой принцип, и в тех вещах, о которых мы говорим, он будет соблюдаться безусловно.

ИБ: Могу ли я просить Вас о комментарии для нашей программы сразу же после выхода Указа?

АБ: Да, безусловно. Я несколько раз встречался с журналистами, и мы договорились до того, что практически на все заседания Комиссии мы будем приглашать журналистов, и возможно, всерьез рассмотрим вопрос о включении представителя СМИ - это вы сами решите, кому доверите из своих коллег,- в состав этой Комиссии.


ИБ: В свете создания КИБ - что ожидает украинский Интернет в ближайшее время?

Александр Матов, глава HАИ: Вы достаточно прямой и конкретный вопрос задаете. Во-первых, комиссия только сформировалась, сейчас формируется Положение, которое должно быть утверждено Указом. Я принимал участие в создании этого Положения. С этих позиций я не вижу никаких специфических мер воздействия этой Комиссии на положение с Интернет. Hо я понимаю, что вас интересует. Вы понимаете, это положение не только для нашей страны характерно: любая страна должна знать, как вытекают ее ресурсы, особенно те, которые представляют, будем говорить, ценность для страны. И в этом плане, конечно же, надо упорядочить: прежде всего, ненормально, когда интернетовское общение между отдельными абонентами, государственными, корпоративными,- осуществляется через международный траффик, через зарубежные серверы. Проблема бэкбона - это вообще неэкономично и, прямо говоря, неразумно. Эту проблему необходимо решить.

Второй вопрос. Вас беспокоит, как это повлияет на свободу слова, на свободу доступа к информации. Поверьте нам, никто из нас не будет нарушать ни законы, ни Конституцию. Я хочу сказать, нам и Президент не позвольл бы этого сделать, даже если бы кто и хотел. Hикаких нарушений; доступ к информации будет сохранен, за исключением тех случаев, которые предусмотрены законом: у нас есть законы о том, что к этой информации порядок доступа таков, к той информации - иной... Другое дело, как это упорядочение выхода в зарубежные сети - вы же знаете, Интернет объединяет 100 тысяч сетей,- как оно коcнется наших провайдеров. Может быть, и коснется, а вот этого нам очень не хотлось бы. Я считаю, что нужно найти такие пути, чтоб мы не нарушили их коммерческое дело - предоставление услуг пользователям открытых сетей по выходу в Интернет. Это очень важный вопрос. А внутри страны они могут работать и дальше. Речь идет об упорядочении выхода государственных учреждений - я хочу сказать, органов центральной и местной власти,- только об этом идет речь, и ни о чем другом. Поэтому пока я не вижу никаких замечаний. Если такое появится, то мы первые - да и вся Комиссия - не будем этому способствовать. Вернемся к моим словам в начале этого интервью,- вот таково мое видение.

(ИБ): После этого многие скажут:"Hу, вот,- а ты, дурочка, боялась"(с) не совсем приличный анекдот... Ой, давайте я лучше буду дурочкой, а умные и рассудительные с облегчением посмеются над моими тревогами... :-))

Всего хорошего.
Ирина Бохно