Право для киберпространства

Опубликовано: 29 октября 2005 года

Проблемы интеллектуальной собственности в киберпространстве
СД-диск, подготовленный к
VII Международной конференции "Право и Интернет"
(27-28 октября 2005 года, Москва)
2005, ФГУП НТЦ "Информрегистр", Рег. N. 0320501344

Вступительная статья

Последние десятилетия в мире в связи с бурным развитием и повсеместным использованием информационных и коммуникационных технологий претерпевают серьезные изменения структура и социальные связи в обществе, геополитическая система мира, экономика, методы и способы государственного управления, постепенно возникает новый социально-психологический облик человека, для которого информация становится одной из основных ценностей существования.

Процессы проникновения названных технологий в общество, государственное управление и повседневную жизнь зависят от научно-технического прогресса, финансовых и экономических возможностей человека и государства, решений бизнеса, их производящих, а также культурных и информационных традиций, существующих в обществе.

И, неудивительно, что развивающееся информационное общество неоднородно. В нем состояние классического "земного" социального неравенства усугубляется неравенством цифровым, обусловленным невозможностью обеспечения равных условий по распространению и доступу к информации.

Информационный разрыв и цифровое неравенство между странами, регионами, слоями населения и гражданами представляет собой одну из принципиальных проблем, которые будут стоять перед человечеством в ближайшие десятилетия. При этом, данная проблема, к глубокому сожалению, будет соседствовать с уже существующими проблемами мира (например, бедностью), что сделает ее решение еще более сложным.

Зададимся вопросом, какова роль и возможности права в названных общественных процессах и отношениях?

Очевидно, что право должно служить защите прав личности, общества, бизнеса и государства. Однако, во все века эти интересы не совпадали полностью и, периодически, между ними возникали и возникают системные противоречия и конфликты. В условиях развития информационных отношений и наличия разных возможностей у их субъектов право сейчас сталкивается с нетривиальной задачей конвергенции норм, существовавших до информационного взрыва, с особенностями новых правоотношений, а также с подходами к их саморегулированию, которые оказались востребованными в информационной среде.

При этом, нужно иметь ввиду, что право и, тем более, законодательство как инструмент государства и общества, всегда консервативны и задача конвергенции будет решаться ими с опозданием.

Для того, чтобы охарактеризовать те сферы отношений и проблемы, которые представляются актуальными для современного права, рассмотрим наиболее яркий результат современного прогресса технологий – сеть Интернет и сформировавшуюся в связи с ее использованием систему общественных отношений. Интересно заметить, что слово Интернет в миру и в научных исследованиях часто теряет заглавную букву, а также уже нередко заменяется понятием "киберпространство", что свидетельствует как о проникновении технологий в жизнь, так и о расширении традиционного технологического понимания Сети до некой социальной сферы.

С технической точки зрения, сеть Интернет представляет собой совокупность информационных ресурсов и систем, соединенных сетями электросвязи, обмен информацией в которых осуществляется на базе единой системы стандартов и протоколов.

В сети Интернет собственники и владельцы ресурсов имеют возможность размещать собственную информацию или информацию третьих лиц с помощью различных ресурсов и систем, а пользователи имеют возможность получать эту информацию различными методами, среди которых превалируют доступ к информационным ресурсам (сайтам) в сети Интернет и обмен информацией с использованием электронной почты и иных сервисов обмена сообщениями (как, например, ICQ).

В силу относительной новизны и высокой социальной роли информационных процессов в сети Интернет, а также особенностей существующей системы права, в России регулирование информационных правоотношений происходит в рамках различных отраслей права - конституционного, гражданского, уголовного, административного, информационного и т.д.

Такая множественность регулирования Интернета порождает наличие несбалансированной системы юридических определений, различных подходов к субъектному делению лиц, участвующих в информационных процессах, сосуществованию разных способов определения прав и обязанностей субъектов отношений.

Принципиально, что существующее законодательство в сфере информатизации (информационное законодательство) в основном было сформировано в середине 90-х годов, когда сеть Интернет и информационные технологии не были повсеместно востребованы, в силу чего, оно содержит значительное количество пробелов и противоречий. Только в середине 2005 года были начаты процессы по его реформированию (см., например, проекты законов "Об информации, информационных технологиях и защите информации" и "О персональных данных", внесенные Правительством России в Государственную Думу России в сентябре 2005 года) и точно неизвестно, когда они будут завершены.

Здесь также на фоне устаревшего и неадекватного природе вещей законодательства болезненным для России (как собственно, и для большинства стран мира) является отсутствие массовой правоприменительной практики, а также отсутствие предметных технических и правовых знаний у государственных органов, что приводит к закономерному нежеланию субъектов отношений обращаться за защитой собственных нарушенных прав и интересов.

Возможно следует более тщательно и скрупулезно давать или сравнивать уже имеющиеся дефиниции сети Интернет/киберпространства и проблемы отдельных отраслей российского права, но для целей настоящего введения достаточно указать на основные особенности отношений и ряд (не исчерпывающий!) проблем их регулирования, сложившийся в связи с использованием сети Интернет.

1. Обмен информацией приходит в электронной цифровой форме, что, в связи с возможной легкостью и оперативностью создания, распространения, модификации или уничтожения информации, определяет проблему обеспечения доказательств и, соответственно, создает условия объективного усложнения защиты прав и интересов лиц.

2. Обмен информацией может происходить в режиме реального времени (без заметной временной задержки для субъектов отношений), что также влияет на вопросы определения наличия юридически значимых фактов и действий.

3. Создание и использование информационных ресурсов, систем и сервисов в сети Интернет/киберпространстве и передача, доступ и распространение информации происходит исключительно в рамках принятых технических стандартов и протоколов, что определяет высокую значимость технических норм для характера отношений и их регулирования.

4. В качестве субъектов информационных отношений, возникающих в связи с использованием сети Интернет, выступают не только лица, по чьей воле распространяется и потребляется та или иная информация, но и лица, владеющие информационными ресурсами, системами, сетями электросвязи по которым происходит информационный обмен, которые не инициируют, но обеспечивают техническую поддержку реализации отношений; наличие у данных субъектов организационно-технической возможности влиять на характер отношений определяет актуальную для сети Интернет проблему ответственности информационных провайдеров (посредников).

5. Технологии и распространяемые с их помощью информация и знания определяют технический, культурный и образовательный "ценз" субъектов отношений, без наличия которого лица не могут являться участниками киберпространства и потреблять блага современной цивилизации.

6. Знания и технические средства, обеспечивающие их сбор, хранение, обработку, передачу и распространения в киберпространстве (аппаратное и программное обеспечение, базы данных, интерфейсы и т.д.), практически, повсеместно являются результатами интеллектуальной деятельности и их использование регулируется правом интеллектуальной собственности.

7. Субъекты отношений взаимоудалены в пространстве, однако, за счет главенствующей в сети Интернет единой система адресации ресурсов и систем и существования названных общепринятых технических стандартов и протоколов обмена информации, имеют возможность участвовать, например, в отношениях с "иностранным элементом", в силу чего возникает проблема юрисдикции киберпространства и геополитический вопрос о суверенитете субъектов международного права.

Приведенный список проблем, категорически, не является исчерпывающим. Например, развитие компьютерной преступности, в том числе, и в сети Интернет, просто вынуждает совершенствовать и законодательство, и правоприменительную практику. Также существующие отрасли российского права не дают пока ответов на вопросы в сфере электронного документооборота. Для информационных отношений (не только с использованием информационных и коммуникационных технологий) и, в особенности, для взаимодействия граждан и государства до сих пор четко не закреплена презумпция открытости и бесплатности получения информации, когда перечни информации ограниченного доступа являлись бы закрытыми, не раскрыты и детализированы и права одних субъектов на доступ и получение информации, и обязанности других субъектов по обеспечению данных прав путем сбора, хранения, обработки, передачи и/или распространения информации.

Однако, представляется, что эти и иные вопросы, хоть, и являются крайне важными и требующими решения, но эти решения должны следовать после того, как будет ясно:

-во-первых, как эффективно защищать интересы субъектов в сети Интернет и в киберпространстве, где "изменчивость" информации может поставить под угрозу существующую правовую систему охраны прав и интересов субъектов отношений, которая медлительна, ориентирована на материальный мир и пока медленно воспринимает новые знания о природе отношений;

-во-вторых, как государства и административно-территориальные образования будут или не будут делить киберпространство и какую правовую помощь они должны оказывать друг другу в регулировании информационных отношений;

-в третьих, какие в киберпространстве должны накладываться ограничения на свободу доступа, передачи и распространения информации, какие из этих ограничений должны повторять традиционные ограничения (имеющие "досетевой характер", как например, запрет клеветы и оскорблений, борьба с распространением порнографии, и т.д.), а какие должны учитывать специфику киберпространства и потребности человека, общества и государства в знаниях, эффективном государственном управлении и стабильном развитии экономики.

Спектр решений для России и российского права, связанный с этими тремя принципиальными вопросами, должен опираться на государственную политику по созданию и использованию информационных и коммуникационных технологий и ориентированную, одновременно, (а) на технологическое оснащение регионов страны и граждан, (б) развитие правовой, информационной  и технической культуры граждан и представителей органов власти и (в) на создание системы доступа и управления знаниями, совершенствование национального законодательства с учетом иностранного опыта регулирования сети Интернет и участие в международных договорах и соглашениях о киберпространстве.

Среди конструкций, которые могли бы быть использованы при совершенствовании законодательства, возможно упомянуть саморегулирование отношений, а также определение пределов ответственности и контроля провайдеров за действиями пользователей, нарушающими права и интересы субъектов отношений.

Отдельно следует остановиться на вопросах ограничения оборота знаний в связи с существующей законной монополией правообладателей на использование объектов интеллектуальной собственности.

Если до сети Интернет право интеллектуальной собственности касалось, в основном, только производственных отношений и сферы потребления, то сейчас, в связи с технической простотой и дешевизной представления, обработки, передачи, доступа и распространения информации в цифровой форме, оно регулирует отношения, в которых участвуют все пользователи Интернета.

Не вдаваясь в полемику о пользе или вреде интеллектуальной собственности и не имея достоверных прогнозов, что важнее для будущего информационного общества, право интеллектуальной собственности или свобода и быстрота доступа к информации и знаниям, нужно заметить, что право интеллектуальной собственности, в определенной степени, оказалось не совсем приспособленным к новым реалиям.

Это привело к массовым нарушениям прав правообладателей объектов авторского права и промышленной собственности, показало низкую эффективность государственных органов (наверное, практически, во всех странах мира) по защите их прав и интересов.

В сложившейся ситуации правообладатели, помимо совершенствования технических средств защиты собственных прав, правовой пропаганды, а также изменения бизнес-схем получения прибыли за счет использования объектов интеллектуальной собственности, инициировали изменение предметного законодательства в сфере интеллектуальной собственности, направленные на учет особенностей цифровых технологий и сложившихся общественных отношений (например, для России характерным показателем изменений может служить новая редакции отечественного закона "Об авторском праве и смежных правах", которая была принята летом 2004 года).

Тем не менее, все чаще в мире обращается внимание на то, что тенденции усиления защиты интересов правообладателей интеллектуальной собственности необходимо совмещать с обеспечением прав лиц на получение информации, в первую очередь, в сфере образования, науки и культуры и реализация любого монопольного права на результаты интеллектуальной деятельности не должна приводить к необратимым процессам закрепления цифрового неравенства, препятствовать интеллектуальному и культурному развитию личности и создавать условий, в рамках которых публичное государственное управление окажется зависимым от действия законных прав на объекты интеллектуальной собственности.

В этой связи, существует потребность не только в гармонизации законодательства об интеллектуальной собственности с принципами и целями законодательства об образовании, науке и культуре, а также разрабатываемого сейчас законодательства о государственных информационных ресурсах, но и в создании специальных программ по финансированию государством создания, приобретения и управлениями правами на объекты интеллектуальной собственности (как на средства доступа к информации, так и на контент) с целью их последующей безвозмездной передачи гражданам и иным лицам. Также возможно создать механизмы государственной поддержки и систему налоговых льгот для правообладателей объектов интеллектуальной собственности, которые согласны не возлагать (уменьшить) финансовое бремя для пользователей.

Заключая краткое видение проблемы и вопросов, которые стоят сейчас перед правом, можно искренне заметить, что впереди предстоит много интересной работы, результатами которой можно будет гордиться.