Ключевые проблемы правового регулирования в интернете

Опубликовано: 26 октября 2005 года

Большинство развитых стран мира кровно заинтересованы в создании единой системы борьбы с компьютерными преступлениями, которые зачастую уже сейчас становятся интернациональными и одновременно совершаются на территории нескольких государств. Здесь наиболее перспективным является сотрудничество, связанное с обменом информацией по совершаемым деяниям и предоставлению доказательств и оперативных сведений между правоохранительными органами нескольких государств. Также страны Европы, США, ряд других стран мира стремятся разработать эффективную систему по предупреждению компьютерных преступлений и преследованию компьютерных преступников.

ответы на вопросы

1. Valius : Вся эта шумиха с интернет-правом схожа с претензиями к первому книгопечатнику Федорову, который, судя по всему, нарушил авторские права рукописных издателей. Может, не стоит так активно создавать правовое регулирование в той сфере, которая еще не получила должного развития у нас в стране? Жизнь сама покажет, какие направления следует регулировать, а с какими - стоит подождать. А то как всегда: создадим закон, а потом будем всем миром переделывать.

Виктор Наумов: Действительно, определенное сходство с Федоровым и Гутенбергом сейчас в эпоху новых информационных технологий, когда предлагаются новые эффективные способы сбора и распространения инфорамции, есть. Нужно заметить, что проникновение данных технологий происходит в жизни общества довольно давно. В этой связи для России, как и для остального мира, уже встал, на мой взгляд, вопрос регулирования отношений, связанных, в том числе, и с использованием сети Интернет. Например, уже более 6 лет в судебной практике, связанной с нарушением авторских прав и нарушением прав на товарные знаки в сети Интернет, существует несколько действующих законов, где упоминается сеть Интернет и регулируется данная сфера отношений, связанных с Интернетом. Однако нужно заметить, что, действительно, создавать закон, а затем смотреть насколько он будет эффективным, является не очень удачным подходом. В этой связи Россия удержалась от соблазна принять закон об Интернете и сейчас пробует осмыслить ту систему правовых проблем, которая существует в развивающемся информационном обществе, и на основе этого осмысления построить иерархию юридических отношений, которая должна быть закреплена в разрабатываемом законодательстве.

2. Сандро : Виктор, как вы считаете, существует ли необходимость разделения ответственности в Интернете: провайдеры, пользователи, собственники?

Виктор Наумов: Да, необходимость существует. У этих субъектов разные технические возможности и разные роли в информационных отношениях. Особо выделю роль информационного провайдера в отношениях, связанных с сетью Интернет. Это лицо не инициирует общественные отношения, но имеет техническую возможность на них влиять путем, например, блокирования информации или ее уничтожения. И встает вопрос, в каких ситуациях для защиты прав и интересов субъектов отношений в сети Интернет провайдеры могут или обязаны предпринимать какие-либо действия, направленные на изменение, например, условий распространения или публикации информации. Российское законодательство не дает четкого ответа на этот вопрос. В ряде стран мира на провайдеров возложена обязанность по контролю за соблюдением законности в Интернете. В ряде регионов мира, в частности в Европе, провайдеры обязаны после получения информации о нарушении чьих-либо прав с помощью, например, Интернет-ресурсов и сервисов провайдера приостановить доступ к размещаемой информации для того, чтобы лицо, которое считает, что его права нарушены, получило возможность прекратить данное нарушение, как минимум, до вынесения решения правоохранительными органами, в частности судом.

3. Фатьянов Олег : Как пресечь распространение компромата в виртуальном мире?

Виктор Наумов: К сожалению, желание вылить на ближнего своего какую-либо грязь существовало и будет существовать всегда у тех личностей, которые заинтересованы в данных недобросовестных действиях. Информационные технологии и сети Интернет будут только расширять возможности для тех, кто хочет совершить такие недобросовестные действия. Поскольку опубликовать информацию в сети Интернет может каждый, единственная эффективная возможность хоть как-то бороться с этим лежит не в области права, а в сфере культуры и уважения прав личности, которые, к сожалению, мы немного подрастеряли.

4. Лутошин В.Ю. : Как развиваются правовые основы международного сотрудничества в сфере противодействия компьютерным преступлениям?

Виктор Наумов: Большинство развитых стран мира кровно заинтересованы в создании единой системы борьбы с компьютерными преступлениями, которые зачастую уже сейчас становятся интернациональными и одновременно совершаются на территории нескольких государств. Здесь наиболее перспективным является сотрудничество, связанное с обменом информацией по совершаемым деяниям и предоставлению доказательств и оперативных сведений между правоохранительными органами нескольких государств. Также страны Европы, США, ряд других стран мира стремятся разработать эффективную систему по предупреждению компьютерных преступлений и преследованию компьютерных преступников. В частности, в 2001 году около 40 стран подписали международную конвенцию по борьбе с киберпреступностью. В настоящий момент готовится еще ряд международных документов, направленных на координацию деятельности правоохранительных органов государств, а также на возможную постепенную унификацию уголовного законодательства, связанного с компьютерными преступлениями.

5. Анатолий : Каким Вы видите место интернет-права в системе юридических наук?

Виктор Наумов: В России сложилась традиционная система деления права на отрасли. К сожалению или к счастью, Интернет-право не вписывается в нее и, по сути, представляет собой совокупность институтов, которые принадлежат, по существующей доктрине, к различным отраслям права. Это информационное право, гражданское право, административное право, уголовное право и т.д. Однако на Западе существует отдельный предмет, в частности, преподаваемый в учебных заведениях, называемый "Правом киберпространства" (Cyberspаce Law), куда относят все нормы, которые возникают в связи со сбором, обработкой, передачей и распространением информации в сети Интернет. Можно допустить, что в России Интернет-право должно существовать не как самостоятельная отрасль права, но как учебная дисциплина и специальная область для научных юридических исследований.

6. Полипов Иван , Москва : Возрастает ли количество преступников в сфере высоких технологий из-за отсутствия законодательной базы или наказание неминуемо с применением статей действующего "Уголовного Кодекса"?

Виктор Наумов: Конечно, количество преступников возрастает. Основной причиной, связанной с этим явлением в сфере права и законодательства, на мой взгляд, является объективная сложность сбора и исследования доказательств в сфере информационных технологий. В этой связи, помимо совершенствования уголовного зааконодательства требуется повышение уровня технологической оснащенности правоохранительных органов, их технической культуры и знаний.

7. Артем , Москва : Как и где можно зарегистрировать новые обозначения, слова, креативные идеи, учитывая то, что возможна работа не только в России?

Виктор Наумов: Данный вопрос напрямую не связан с Интернетом, однако имеет большое значение для любого информационного ресурса или проекта. Слова и обозначения можно регистрировать в качестве товарных знаков. Причем, это целесообразно делать в тех странах мира, где планируется их использование. Регистрация же креативных идей, в общем случае, законодательством не предусмотрена. Единственное, что здесь можно посоветовать, это защищать данную информацию с помощью института коммерческой тайны.

8. Плащинский Георгий , Минск : Добрый день, Виктор. Хотелось бы услышать ответ на следующий вопрос - какова правовая основа деятельности свободных Интернет-специалистов (фрилансеров, freelance), которые занимаются различными видами деятельности, связанными с информационными технологиями и соответствующими услугами, в том числе, разработкой программного обеспечения и коммерческих сайтов? Насколько вообще возможна регуляция деятельности Интернет-компаний, и будет ли в ближайшее время введен и утвержден закон о лицензировании данных услуг (дизайн, программное обеспечение, Интернет-услуги)?

Виктор Наумов: Деятельность указанных лиц регулируется уже существующим законодательством о предпринимательской деятельности, в котором для них не предусмотрено особого режима регулирования. В том числе отсутствуют какие-либо требования по лицензированию данных услуг. Полагаю, что в российском законодательстве нормы об обязательном лицензировании вводиться не будут.

9. Владислав , Москва : Уважаемый Виктор! Проясните, пожалуйста, ситуацию с законопроектной работой в области правового регулирования электронной коммерции. Насколько мне известно, в начале 2005 г. в Государственную Думу было внесено несколько законопроектов (в частности "Об электронной торговле"(2 варианта), "Об электронной подписи", "Об электронной медицине", "Об электронном документе" и т.п.) часть из которых уже снята с рассмотрения. Тем не менее, хотелось бы узнать, выработана ли на данный момент какая-то концепция со стороны государства относительно модели правового регулирования этого сегмента экономических отношений или нет? Какие, по Вашему мнению, базовые нормативные правовые акты в этой области все-таки должны быть приняты? Спасибо.

Виктор Наумов: Действительно, в настоящий момент государством не предложена модель регулирования указанных общественных отношений. Полагаю, что соответствующие решения, а затем и законодательство, появятся после того, как будет изменено существующее законодательство в сфере информатизации. В частности, существенные изменения претерпит закон "Об информации, информатизации и защите информации". Кроме того, пока не ясно, как стратегически российское государство должно относиться к сфере электронной коммерции. Должна ли существовать специальная государственная поддержка? Возможно ли принятие специальных налоговых и таможенных норм, регулирующих электронную коммерцию? До той поры, пока государство, общество и бизнес не определятся с системой собственных интересов, появление законодательных решений может оказаться несвоевременным или бесполезным. Как, например, было в случае с федеральным законом "Об электронной цифровой подписи", который приняли в начале 2002 года, а работать он начал только сейчас.

10. Андрей , Москва : Какова ситуация сейчас с ЭЦП. Возможно ли реальное (без проблем) ведение электронного документооборота между юрлицами (договоры, платежи т.п.)

Виктор Наумов: Ситуация изменилась: в июле этого года из перечня лицензированных видов деятельности была исключена деятельность удостоверяющих центров. Что позволило снять существенное ограничение по использованию ЭЦП в коммерческой деятельности - теперь заинтересованные лица могут сами оперативно создавать собственные удостоверяющие центры, не ожидая при этом соответствующего государственного разрешения.

11. Евгения , г. Москва : Как вы считаете, насколько реальна защита деловой репутации юридического лица, опороченной размещенной в Интернете информацией? Каким образом зафиксировать эту информацию и готовить доказательственную базу по такому делу?

Виктор Наумов: Вы правильно отметили основную проблему защиты деловой репутации в Интернете - проблему обеспечения доказательств того, что информация действительно была опубликована именно в той форме, в которой она нарушала права и интересы соответствующего лица. Законом не установлено какого-либо обязательного специального способа фиксации этой информации. Складывающаяся в России судебная практика по спорам, связанным с использованием сети Интернет, предлагает несколько способов обеспечения доказательств. Это письменные доказательства, предоставляемые независимыми лицами, имеющими, например, авторитет и знания в области информационных технологий. Это сведения, предоставляемые из баз данных поисковых систем, а также так называемых веб-архивов, где информация собирается и хранится в течение определенного периода времени независимо от действий, например, владельца информационного ресурса. Это позволяет получать сведения не только от лица, которое считает, что его права и интересы нарушены, но и от независимых лиц, не заинтересованных в предмете спора. Также в нашей практике часто используют услуги нотариуса, предоставляя нотариальные протоколы осмотра письменных доказательств. Были случаи непосредственного ознакомления с доказательствами - с информацией в сети Интернет в рамках судебного заседания.

12. Алена : Расскажите, пожалуйста, более подробно о том, как должны решаться проблемы защиты авторских прав. Как чаще всего действуют люди в случаях, когда нарушаются их права и как действовать правильно? Заранее спасибо

Виктор Наумов: Алена, Ваш вопрос очень сложный и, в идеале, требует очень развернутого и детального ответа. Но если отвечать кратко, то до сих пор типичной реакцией правообладателей на нарушение их прав в киберпространстве являются досада и обида, которые не вызывают, тем не менее, желания обращаться за какой-либо защитой к государству. Это связано с тем, что любой спор в сфере нарушения авторских прав является сложным, может рассматриваться судом в течение длительного промежутка времени и будет требовать существенных затрат на его проведение. В тех случаях, когда лица решают обратиться за судебной защитой, они должны, в первую очередь, "не спугнуть" нарушителя, проведя целый комплекс действий по сбору доказательств нарушения авторских прав в Интернете. Без этих действий любой нарушитель может благополучно избегнуть ответственности, утверждая, что факт нарушения не имел места.

13. Валентина Александровна , Подмосковье : Как Вы относитесь к необходимости цензуры в интернете?

Виктор Наумов: Негативно. Однако без создания организационно-правовых механизмов, в рамках которых возможно будет оперативно устанавливать факт противоправного деяния и пресекать правонарушения, сеть Интернет превратится в источник массовых нарушений авторских прав, прав личности, прав несовершеннолетних и т.д.

14. Магометов Анатолий Николаевич , Курская обл. : Как доказать авторство? А если оно опубликовано под псевдонимом, есть разница в доказательстве?

Виктор Наумов: Авторское право возникает в силу создания произведения. Никаких формальностей для его возникновения не требуется. Также в российском законодательстве не установлено каких-либо специальных способов и видов доказывания авторства. Считается, что при отсутствии доказательств иного, автором считается лицо, указанное в качестве автора на произведении. Если авторство оспаривается, его можно подтверждать любыми относимыми и допустимыми доказательствами. Например, представлять сведения о дате и месте опубликования произведения автором, использовать специальную экспертизу, привлекать свидетелей для дачи показаний, использовать технические средства. Например, в Санкт-Петербурге имело место интересное судебное разбирательство, в котором автор использовал технологию цифровых водяных знаков для доказательства того, что он создал соответствующее произведение в электронной цифровой форме, которое затем с нарушением прав автора было использовано ответчиком. В этом деле ответчик не смог объяснить суду появление цифровых водяных знаков на экземплярах произведения, которое сам ответчик предоставил суду, как произведение, созданное другим "автором".

15. Фокин Антон , Москва : Насколько злободневна сейчас проблема создания единого государственного органа, регулирующего отношения интернет-пространства? Нужно ли это? Готовы ли мы к этому?

Виктор Наумов: Отношения в сети Интернет многообразны и в силу существующей системы государственного управления находятся в сфере ведения различных органов государственной власти. Поэтому сейчас и в ближайшем будущем создание соответствующего государственного органа просто невозможно.

16. Алексей , Москва : Считаете ли важным устанавливать нормы и правила на поведения в интернете, на использование и регистрацию доменных имен в законодательном порядке? Ведь тот, кто сегодня устанавливает или утверждает законы, не всегда является компетентным в этих вопросах, да и развитие интернет технологий не стационарный, а практически динамический процесс. То, что не всегда можно ограничиться правилами для пользователей того или иного ресурса, это очевидно, поскольку эти правила, иногда не знают, иногда не соблюдают. Но интернет, как привыкли многие за время его работы, - место свободного размещения и распространения информации. И то, что лежит на платных ресурсах практически всегда можно найти на бесплатных. Один из немногих компонентов нашей жизни который дешевеет, а не дорожает. А если и его зарегулируют, не станет ли это началом конца?

Виктор Наумов: В Вашем вопросе Вы затронули несколько проблем, связанных с реализацией прав и свобод, а также с защитой интересов в Интернете. Прокомментирую Ваши соображения относительно специального законодательства о доменных именах. Таковое имеет право на существование только в том случае, если будет обобщать существующую судебную практику и поддерживать баланс интересов сетевого бизнеса и бизнеса, складывающегося в реальном мире. Перед российской судебной практикой по спорам о доменных именах сейчас стоит ряд вопросов, на которые сложно ответить, не имея специальных норм закона. Например, какое решение должен принять суд, если зарегистрировано доменное имя, тождественное товарному знаку, зарегистрированному по 38 классу международной классификации товаров и услуг (услуги связи). При этом доменное имя используется для информационного ресурса, не имеющего отношения к услугам связи. Имеет ли право в этом случае обладатель товарного знака требовать прекращения использования данного доменного имени? Четкого ответа на данный вопрос нет. Тем не менее, те нормы законодательства, судебная и деловая практика и обычаи делового оборота, которые складываются в рассматриваемой сфере, в большинстве случаев дают возможность эффективно защищать права и интересы и обладателей товарных знаков и иных средств индивидуализации, и владельцев доменных имен. Другой вопрос, что любой доменный спор, как и любой судебный спор в Интернете, рассматривается долго. И еще бывают ситуации, когда выносятся неправосудные решения в связи с невысокой технической и информационной культурой правоохранительных органов.

17. Ирина , Москва : Спам - это, похоже, традиция. Веселее всего спам, предлагающий услуги спама. Будет ли осуществляться работа по дифференцированию легальных рассылок и рекламного мусора? Что делается сейчас для контроля над распространением спама? Или пользователям можно начинать бороться самим?

Виктор Наумов: Действительно, российское законодательство защищает свободу распространения информации, но не содержит специальных норм по защите лица от информации. Для Интернета данная проблема приобрела чрезвычайно болезненный характер: непонятно, где заканчиваются права личности на свободу распространения информации и права лица на осуществление рекламы и где начинаются права лиц, связанные, например, с неприкосновенностью частной жизни. Поэтому в ряде государств мира, например в США, были разработаны и приняты специальные законы, ограничивающие распространение незапрашиваемой получателем информации. В Российской Федерации, к сожалению, пока норм, связанных с явлением спама, не существует.

18. Алексей , Москва : Я считаю, что на распространении спама зарабатывают в первую очередь интернет-провайдеры, получая доходы от трафика. Почему никто не обсуждает эту тему? Табу? Или просто мелкий обман пользователей?

Виктор Наумов: Далеко не все Интернет-провайдеры получают от этого доходы. Подавляющее большинство из них не заинтересованы в дальнейшем распространении такого явления как спам в киберпространстве, поскольку пользователи провайдеров заинтересованы в нормальном и бесперебойном функционировании, в частности, услуг электронной почты. И любое получение незапрашиваемой ими информации обычно вызывает у них раздражение. Это раздражение довольно часто адресуется к провайдерам, что может приводить к уменьшению доходов последних. Это вынуждает провайдеров бороться со спамом техническими средствами, участвовать во всевозможных коалициях, направленных на борьбу со спамом, а также, в первую очередь, это имеет место на Западе, лоббировать разработку специального законодательства против спама.

19. Екатерина , Москва : Скажите, пожалуйста, когда прекратится атака спамами? Какие наиболее реальные методы борьбы? Спасибо.

Виктор Наумов: Екатерина, я могу прокомментировать только эффективность законодательных решений по борьбе со спамом. В тех странах мира, которые приняли специальное законодательство о спаме, существует два основных подхода по регулированию данного явления. Это полный запрет на несанкционированные массовые почтовые рассылки и разрешение данных рассылок при условии их обязательной идентификации как рекламных рассылок (например, использование специальных слов в поле Subject:) и возможности оперативного бесплатного и безусловного отказа от них. Мне интересно, как будет развиваться в этой связи российское законодательство. Будем ли мы следовать полному запрету несанкционированных почтовых рассылок либо, все-таки, разрешим их существование. Также очень важно, какая ответственность (административная, ражданская или уголовная) будет установлена в России. Мне представляется целесообразным определение специальных административных штрафов за спам, а также возложение на провайдеров обязанностей по предоставлению доказательств суду и правоохранительным органам в случае любых несанкционированных почтовых рассылок - без этих доказательств любое судебное преследование спамеров будет неэффективным.

20. Андрей Абрамов , Череповец : Как Вы относитесь к государственным инициативам, которые обязывают операторов интернет и мобильной связи предоставлять максимум информации о своих абонентах?

Виктор Наумов: Операторы связи, по сути, единственный источник технической информации о тех событиях и фактах, которые имеют место при использовании информационных и коммуникационных технологий. В общем, они знают все. Данная осведомленность должна ограничиваться специальными нормами законодательства о тайне связи, неприкосновенности частной жизни и защите персональных данных граждан. К сожалению, в России только сейчас начат систематическое формирование законодательства о защите прав лиц в сфере информационных, коммуникационных технологий. Чем скорее будут приняты нормы, детализирующие механизмы защиты интересов лиц, использующих услуги связи, чем прозрачнее и эффективней будут механизмы защиты прав пользователей связи и сети Интернет, тем выше будет уровень гарантий защиты от вполне логичного соблазна государства контролировать собственных граждан и юридических лиц. Таким образом, если возвратиться непосредственно к Вашему вопросу, то к данным государственным инициативам я отношусь спокойно. При этом искренне надеюсь :), что спустя непродолжительный промежуток времени государство определит правила игры не только для себя и для операторов, но и для тех лиц, информация о которых собирается вторыми и контролируется первым.

21. Елена Самойлова , Екатеринбург : Скажите, пожалуйста, есть ли в России учебные программы по регулированию Интернета?

Виктор Наумов: Мне известно несколько учебных курсов по регулированию киберпространства, которые читаются в ряде московских ВУЗов, в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. Как обязательная дисциплина "Регулирование Интернета", насколько мне известно, отсутствует. Однако также очень часто данный предмет читается в курсе лекций по информационному праву. В настоящий момент в России издано значительное количество научных публикаций и монографий по тематике "Регулирование сети Интернет", и эти знания уже позволяют самостоятельно изучать данную проблематику.

22. Алексей, Хельсинки : Часто покупаю через Сеть. Как защищены права потребители в российской Сети? К кому обращаться за защитой своих прав при покупках в Интернет-магазинах?

Виктор Наумов: В российском законодательстве о защите прав потребителей существуют специальные нормы, связанные с дистанционным способом продажи товаров. Однако любые нормы законодательства, сколь бы хорошими они ни были, не могут защитить потребителя без наличия активной государственной политики и деятельности государственных органов, направленных на поддержание добросовестного ведения бизнеса в сфере электронной коммерции. Здесь, как и в сфере авторских прав и спама, очень важно иметь возможность использовать доказательства из сети Интернет. Поэтому для повышения уровня защиты потребителей в Интернете необходимо создание механизма, который позволял бы им легко и без значительных финансовых затрат доказывать, например, факт совершения сделки в электронной форме или, скажем, отсутствие получения той или иной услуги или информации, которая должна была быть передана с помощью сети Интернет. Этот механизм может быть создан и реализован как самими участниками электронной торговли (владельцами Интернет-магазинов, аукционов и т.д.) - это так называемое саморегулирование, так и государственными органами, которые факультативно могли бы предлагать и Интернет-магазинам, и их пользователям фиксировать существенные для отношений обстоятельства с помощью независимых технических сервисов.

23. Мария : Насколько правомерно правовое регулирование блогов, личных страниц Живого журнала и т.д.?

Виктор Наумов: Правомерно. Источниками регулирования здесь будут являться как требования законодательства о передаче и распространении информации, так и правила, которые устанавливаются самими владельцами блогов. Причем эти правила должны не противоречить действующему законодательству и пользователи должны быть ознакомлены с ними до того, как начинают осуществлять те или иные действия при работе с данными ресурсами.

24. Сергей : 1. Является ли регистрация веб-сайта как электронного СМИ обязательной? 2. Как юридически защитить контент сайта (объявления частных лиц) от копирования и размещения на сайтах конкурентов?

Виктор Наумов: Нет, не является. Если это объект авторского права, то конкуренты обязаны перед размещением данной информации на собственных ресурсах, получить разрешение на ее размещение. Если это разрешение не получено, это является нарушением прав частных лиц. Права владельца сайта, где данное объявление размещается, в общем случае, ограничиваются только правами на результаты творческой деятельности, связанной с систематизацией представления данных объявлений, и не распространяются на отдельные объявления. Однако, если это практически целесообразно, возможно приобретать у частных лиц исключительные права на использование их материалов и на основе этих прав запрещать третьим лицам копирование и распространение этих объектов.

25. Рустам , Москва : Думаю, сейчас основная проблема - вопрос о принадлежности того или иного произведения определенному лицу - цифровая подпись на изображении и другом электронном документе!!!

Виктор Наумов: Рустам, действительно, серьезная проблема, но только использованием цифровой подписи ее не решить.

26. Василий : У нас в стране мало юристов, специализирующихся на интернет-праве. Где и как получить информацию по данным вопросам?

Виктор Наумов: Как я уже говорил, есть несколько учебных курсов. Довольно много книг и статей. Существуют специальные иностранные и российские Интернет-ресурсы. Что важно, существует комьюнити специалистов, заинтересованных в регулировании киберпространства. Также проводятся научно-практические мероприятия. Например, 27 числа сего месяца в Москве пройдет очередная конференция "Право и Интернет". Уважаемый Василий и друзья, которые задают мне вопросы, если Вас интересуют какие-либо конкретные сведения о том, как присоединиться к комьюнити и как совершенствовать свои профессиональные знания в этой сфере, прошу обращаться ко мне лично. Буду рад подробно вас проинформировать.

27. Дарья : Как бы Вы определили правовой статус электронных библиотек?

Виктор НаумовВиктор Наумов: Если упрощать, это совокупность объектов авторского права и информации в электронной цифровой форме. Причем, российское законодательство серьезно ограничивает права лиц на доступ к сведениям из библиотек, даже если таковые имеют официальный статус и не извлекают прибыли из распространения информации. Здесь вступают в конфликт права владельцев объектов интеллектуальной собственности и интересы общества и гражданина по получению информации, например, в сфере образования, науки и культуры. Современные тенденции развития российского законодательства пока позволяют лишь сделать вывод о том, что технические преимущества по распространению информации с помощью электронных библиотек формально сведены на нет серьезными законодательными запретами. В частности, я имею ввиду нормы статьи 19 закона РФ "Об авторском праве и смежных правах". Одним из возможных решений в сложившейся ситуации, когда законопослушные электронные библиотеки в соответствии с действующим законодательством становятся все более скудными по своему содержательному наполнению, явилось бы финансирование государством приобретения прав на объекты интеллектуальной собственности у правообладателей с целью предоставления свободного и бесплатного доступа к тем или иным произведениям пользователям сети Интернет либо отдельным категориям граждан (например, учащимся и студентам).

28. Надежда , Москва : Ваше отношение к электронному банкингу. Какие здесь риски? Кто должен осуществлять надзор за этим видом деятельности?

Виктор Наумов: Положительное. Удобство на лицо. Однако, конечно, шансы проснуться с опустошенной кредиткой существуют. Соответствующие денежные операции подлежат лицензированию в Российской Федерации и контроль за ними должно осуществлять государство, в частности Центральный банк РФ. Однако на практике возможности контролирующих органов ограничены, и Вы самостоятельно определяете, идти на риски из-за удобств или нет. В случае финансовых потерь и нежелания банка их возмещать, не только в России, но и, например, при пользовании услугами в иных развитых странах мира, Вам предстоит долгое и сложное судебное разбирательство.

29. Полина , Москва : Где можно зарегистрировать авторские права на программы, написанные на таких языках как Perl, PHP, т.е. содержащие открытый исходный код? И каким образом в дальнейшем можно доказать факт плагиата, если программа будет украдена и в ней будет изменена незначительная часть кода (как происходит сравнение с оригиналом и где этот оригинал фиксируется)?

Виктор Наумов: Например, в Роспатенте. Доказательство факта плагиата лучше проводить с привлечением экспертов и иных лиц, осведомленных в соответствующих технологиях. У нас был один интересный прецедент, когда факт плагиата открытого исходного кода и структуры представления информации пытались доказать путем визуального сличения текстов программ. Успеха это не имело.

30. Родион , Москва : Виктор, день добрый! Как Вы считаете, когда Россия выйдет на мировой уровень развития договорных отношений и, большинство документов будет оформляться в электронном виде, ведь как известно - у нас в стране всего 3-4% составляет электронный документооборот? Что для этого в настоящее время делается и делается ли вообще?

Виктор Наумов: Россия выйдет на соответствующий уровень тогда, когда это станет экономически целесообразным и подавляющее большинство участников отношений будет заинтересовано в добросовестной деловой практике, открытости ведения бизнеса и это приведет к сотрудничеству бизнеса и государства по созданию стабильной среды для ведения электронной коммерции. Надеюсь, что нам осталось ждать не очень долго :).

Завершающее слово:
Виктор Наумов: Уважаемые коллеги и читатели, я признателен за ваш интерес к проблематике регулирования сети Интернет. Мне было очень интересно анализировать и отвечать на ваши вопросы. К сожалению, мне не удалось ответить на некоторые из них, но организаторы любезно согласились переадресовать мне поступившие сообщения и я буду рад ответить каждому. Надеюсь, что я не заставлю вас долго ждать :).

Нужно отметить, что сейчас право и законодательство действительно испытывают серьезные сложности в определении взвешенных и социально-обоснованных подходов к регулированию киберпространства. В мире и в России существуют много идей, много правоприменительных решений, активно развивается судебная практика. Бизнес и общество становятся все более и более заинтересованными в создании и поддержании устойчивой к любым негативным воздействиям информационной среды. Тем не менее, ответа на вопрос, как должно развиваться и регулироваться информационное общество, какова должна быть роль государств и России, в частности, в этом процессе, пока нет. Поэтому я надеюсь, что нам с вами предстоят захватывающие трудовые будни, полеты фантазий, поражения и победы. Что нам еще желать? :)

В завершение позвольте поблагодарить РИА-Новости за уникальную и лестную для меня возможность участвовать в конференции.

Источник: http://www.rian.ru/online/20051024/41876929.html


Вопросы, на которые не удалось ответить на конференции. Ответы даны 1 ноября в режиме "с листа" :).

 

1. Денис: Насколько четко законодательно оговариваются условия и пределы репродуцирования авторских произведений?

Виктор Наумов: Да, довольно четко. Хотя, конечно, нашему законодательству довольно далеко, например, до иностранных библиотечных законов, где детализируются процедуры репродуцирования и контроля за соответствующим процессом.

2. Шухрат: Технология электронной цифровой подписи (ЭЦП) является одной из ключевых в создании э-правительства. На данный момент времени общепринято, что обладателем подписи может быть только физическое лицо, а юридическое лицо имеет печать. Вопрос: Может ли юрлицо иметь ЭЦП? Не думаете ли Вы что это более перспективно, чем ЭЦП руководителя, который возможно поменяется на следующий день?

Виктор Наумов: По нашему законодательству - не может. В ряде стран мира это возможно. Думаю, что своеобразный "электронный бланк" юрлицу иметь целесообразно.

3. stanys: V internere mozhna vsretit' raznye chisla chastnyh pol'zovatelej interneta v Rossii: 7%, 10%, 13%... naselenija strany. Kak est' na samom dele?

Виктор Наумов: Затрудняюсь ответить. По моим догадкам, процентов 10. Однако, в Москве и в Санкт-Петербурге это цифры в несколько раз больше.

4. Тимур Галявиев: В настоящее время существует множество споров о том надо ли регулировать отношения в области Интернета или нет, и вообще, как их регулировать. Кто-то предлагает создать межгосударственную систему, кто-то разделить юрисдикцию каждого государства (основываясь на доменные имена). Однако не то, ни другое предложение не решает всех проблем, а более того создаёт новые. Как вы видите эту ситуацию, как по-вашему, можно решить эти проблемы, каким образом лучше регулировать Интернет-отношения? P.S. Я понимаю, что вот так просто не ответить на эти вопросы (я сам интересуюсь этой проблемой и хочу написать научную работу по данной теме), поэтому может, вы напишите мне свои электронные контакты, чтобы мы могли более продуктивно побеседовать с вами. Если вас это не затруднит. ИЗВИНИТЕ ЗА НАЗОЙЛИВОСТЬ!!!

Виктор Наумов: Пожалуйста, Тимур - все координаты на данном сайте :).

5. Евгений: Почему у нас в стране Интернет не станет самостоятельным предметом регулирования?

Виктор Наумов: Слишком разнородные по своей природе правоотношения. Но, вот, предметом сорегулирования Сеть может являться.

6. Константин: Существует огромное кол-во мошеннических сайтов в Интернете, которые просто воруют перечисленные им по системе Вебмани и т.д. средства, не доставляя обещанный товар. Каким образом можно привлечь подобных людей к ответственности сейчас? Существуют ли какие-либо законодательные разработки в этой области?

Виктор Наумов: Это можно сделать только в рамках существующих статей УК РФ + при условии (в значительном количестве случаев) правовой помощи иностранных государств. Но: мошенники действуют оперативно и технически грамотно и пресечь такие действия или выявить потом правонарушителей и доказать их причастность к преступлениям крайне сложно.

7. Лена: Последнее время все чаще предпринимаются попытки регулирования интернета. Будь то защита авторского права или попытка контролировать содержание сетевых СМИ, и даже личных страниц, которые опять же многие горят желанием к сетевым СМИ приравнять. Поводы разные, причины понятны и ясны - желание поиметь денег для одних и контролировать протестные настроения в обществе для других. Как вам кажется, есть ли хоть один шанс у свободного, пока еще, пространства, таковым остаться и в будущем?

Виктор Наумов: Свобода заразительна. Ее дух витает по Сети и поражает всех :). Вопрос в том, какова пропорция "свободы от..." и "свободы для ...". :)

8. Андрей Яковлев: Каков смысл хранит деньги в Интернет? Есть ли им юридическая защита?

Виктор Наумов: Удобство, оперативность. Правда, термин "хранение" не очень удачен - скорее, доступ к банковскому счету с помощью ИТ и средств электронного документооборота. Специального закона в РФ нет, но есть значительное количество подзаконных актов, в частности ЦБ РФ.

9. Прасолов Даниил: Как обезопасить электронные базы данных от несанкционированного доступа? Какие риски ведения документооборота в цифровом виде?

Виктор Наумов: Сочетанием технических, организационных и правовых мер. Правда, любую техническую защиту можно обойти, люди - могут дать слабину, а право - не найти виновного... Но также не абсолютна защита и в материальном мире...

10. Петр: Любой ли сайт является изначально интеренет-СМИ или это - заблуждение? Если это СМИ, то обязательна ли его регистрация в сети? Какими правовыми актами регулируется его существование?

Виктор Наумов: Нет, исходя их категорий текущей редакции Закона О СМИ, сайт СМИ не является. Но к отношениям в связи созданием сайта применимы все нормы информационного законодательства, которые регулируют общий порядок обработки, передачи и распространения информации.

11. Маринцев Юрий: Большинство провинциальных изобретателей лишены возможности регулярного изучения патентных библиотек. Единственная возможность обеспечить изобретателей патентным поиском - это создание такой библиотеки в интернете. В России полноценной вполне доступной виртуальной библиотеки, позволяющей провести самостоятельное последовательное изучение патентной чистоты изобретения, нет. Нет собрания переводов изобретений в одном месте с японского, китайского, английского, немецкого, французкого языков. В институтах они безусловно существуют. В результате многие изобретения остаются в головах авторов, Россия теряет на этом гораздо больше, чем авторы.

Виктор Наумов: Согласен. Причем, стоимость создания такой библиотеки (значительная) - это величина, тем не менее, одного порядка со стоимостью 5-7 эффективных и востребованных изобретений. У меня подозрение, что страна теряет (не регистрирует) гораздо больше.

12. Дмитрий: Интернет компании, такие как Ru-center, часто в договорах используют "уведомление по электронной почте". Насколько это законно и можно ли доказать в суде что уведомление было отправлено/получено? Вопрос не праздный, поскольку тот же RU-Center уже отменял регистрацию домена после его покупки из-за "неправильно заполненной анкеты". Якобы уведомления были отосланы по почте, но не получены. В это время домен был перекуплен другим лицом. Спасибо.

Виктор Наумов: Законно (см. 434 ГК РФ). Но доказать (в случае конфликта) будет крайне непросто. В этой связи, одним их решений могло бы быть опубликование заявок сразу же после их поступления и создание открытого и бесплатного списка соответствующей информации.

13. Петр: Виктор, когда и каким образом на Ваш взгляд, появится закон защищающий права потенциальных претендентов на владение доменами? Когда найдется управа на киберсквотеров? Вот у тех же РИА Новостей, на чьей площадке Вы сегодня находитесь нет, как я понимаю, прав на домен www.rianovosti.ru/ История знает примеры, когда права на домены для крупных брендов (один из производителей безалкогольной продукции) или имена (депутата, спортсмена и т.д.) отбирались "нерыночными" путями. То есть обычно такой вопрос решается или фактически силой или за большие деньги.

Виктор Наумов: Вопрос том, кого считать претендентом и на что. Средств индивидуализации, для которых законом установлен специальный статус, довольно много (ТЗ, фирменные наименования, имя и фамилия, название СМИ, название авторского произведения, географическое наименование, ...) + есть еще средства, индивидуализирующие ту или иную деятельность или сферу отношений, но которые законного статуса не имеют (например, название спортивной команды). В этой связи, приходится надеяться только на общие подходы, в рамках которых определяется, нарушает ли регистрация и использование домена чьи-либо интересы или нет. На Западе эти подходы работают в рамках судебной практики или практики UDRP, для нас же это пока не очень близка перспектива.

14. Евгений: Виктор, компания DLA Piper Rudnick Gray Cary - одна из авторитетнейших международных юридических фирм в мире в области правовой защиты IP&IT. Насколько этот успешный мировой опыт применим в России с учётом различия в системах права? Существуют ли, на Ваш взгляд, законодательные препятствия для эффективной защиты интеллектуальной собственности в России?

Виктор Наумов: Механизмы для защиты есть. Их можно критиковать, временами, они не эффективны (например, известные 50 000 МРОТ для АП и ТЗ - это "копейки" для массовых нарушений).

15. Михаил: Виктор Борисович, в анонсе к конференции с вашим участием сказано: "Сеть … создает … проблемы правового характера". Мне кажется, что иногда бывают обратные ситуации:) Есть несколько больших коллекций этикеток от напитков. По ним сделан объединенный Каталог с изображениями, в котором на данный момент около 40 тысяч изображений (иллюстраций) из более чем 100 стран. Чтобы любой человек мог получить к Каталогу доступ, планировалось его размещение в сети Интернет. Прорабатывая этот вопрос мы несколько раз столкнулись с юристами, которые пообещали правовых проблем с Каталогом. Формулировка в обобщенном виде выглядит так: "Размещение в Интернет - это публикация. Владельцы АП вам разрешения на публикацию не давали. Представление чужого АП неограниченному кругу лиц в таком случае повлечет для вас штраф на 5 млн.руб ... по каждой(!) этикетке". "В памяти своего компьютера, конечно, коллекционер может воспроизводить изображения этикеток в личных целях. Но вот в памяти сервера, откуда доступ будет осуществляться, воспроизведение совсем даже не в личных целях. Интернет - это введение изображений, вышедших из сферы действия авторского права, обратно в эту сферу путем воспроизведения". Вступать в переписку с несколькими тысячами производителей к тому же из разных стран не реально. А если прибавить к ним других обладателей законных прав? Авторских прав в данной ситуации множество, им обладают (каждый по-своему): коллекционер, завод-производитель, владелец торговой марки, дизайн-студия, разработчик БД и другие. Мы их чтим и уважаем. Преобладающим в данной ситуации, на наш взгляд, является право коллекционера. Ибо нет предложений о продаже дизайна, не выпускается другая продукция с этими этикетками, нет спекуляции торговыми марками и так далее. Это Каталог с указанием коллекционеров и заводов. Как бы вы прокомментировали данные и возможные правовые претензии?

Виктор Наумов: Законом, действительно, можно пугать. Но я бы задал Вам встречные вопросы: каталог платный (вопрос с учетом западной практики)? Для каких целей он создаются (вопрос с учетом нашей ст. 19 Закона Об авторском праве и смежных правах)? + ряд мелких уточнений, например, какого качества изображения, позволяют они делать качественную промышленную печать этикеток и т.д.

16. Алексей Смирнов: Нужен ли закон об Интернете? Если да, то что в нем должно быть?

Виктор Наумов: Нет. Пока :)

17. Vsevolod Sakharov: Знакомы ли Вы с моей статьей о правовой ситуации в Сети: http://www.kritika.nl/slovo_v_setjakh.htm

Виктор Наумов: Нет, посмотрю данный ресурс.

18. Дмитрий Копылов: Меня интересуют проблемы информационного права и право телекоммуникаций в Интернете. Интересно Ваше мнение по этому вопросу.

Виктор Наумов: Приятно встретить коллегу. К Вашим услугам.

19. Алексей В.: Вы можете назвать основные технические меры защиты авторского права и смежных прав в Интернете?

Виктор Наумов: Цифровые водяные знаки, средства защиты от копирования; как источники доказательств - веб-архивы, БД поисковых механизмов, информация хостеров...

20. Игорь Невзоров: Уважаемый Виктор Борисович! В Вашей монографии "Право и Интернет: очерки теории и практики" в главе 4 (страницы 109 - 110) Вы указываете: "В случае массовой рекламной почтовой рассылки позиция провайдера может быть усилена следующей аргументацией. Во-первых, реализация конституционного права спаммера о свободе распространения информации формально не порождает автоматического возникновения обязанности других пользователей получать информацию в форме спама (это т.н. консенсуальные коммуникации). И в случае понимания информационных коммуникаций как консенсуальных, требующих взаимного согласия субъектов информационных отношений, следует апеллировать к ст. 23 Конституции РФ, гарантирующей право на неприкосновенность частной жизни. Кроме того, реализацию упомянутого права спаммера можно рассматривать как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ). Во-вторых, провайдер и пользователи несут в результате действий спаммера материальные затраты, поэтому, в соответствии со ст. 1064 об общих основаниях ответственности за причинение вреда, таковой должен быть возмещен. В третьих, согласно ч.3 ст.13 Федерального Закона от 18 июля 1995 года № 108-ФЗ "О рекламе" (в ред. Федерального закона от 18.06.2001 № 76-ФЗ, далее - закон "О рекламе"), "при платном справочном телефонном компьютерном и ином обслуживании реклама может предоставляться только с согласия абонента. Стоимость такой рекламы не должна включаться в стоимость запрашиваемых абонентом справок". Применяя к отношениям, связанным со спамом, аналогию закона с возможным сходством отношений, указанных в данной статье, с отношениями, складывающимися при использовании электронной почты, можно сделать вывод о том, что действия спаммера, распространяющего незапрашиваемую коммерческую информацию, незаконны". В то же время, представляется, что подобная аргументация не в полной мере соответствует приводимым Вами нормам законодательства: 1. Во-первых, Вы утверждаете, что реализация права спаммера на рассылку сообщений можно рассматривать как злоупотребление правом. В то же время, в соответствии со статьей 10 Гражданского Кодекса РФ "не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах". Понятно, что в тех случаях, когда цель спама - исключительно причинить вред другому лицу (например, при рассылке в электронном письме компьютерных вирусов и т.п.) злоупотребление правом (в форме действий, совершаемых исключительно с намерением причинить вред) имеет место. Однако большинство сообщений спам представляют собой либо рекламные сообщения либо публичные (или обыкновенные) оферты. Цель такой оферты (рекламы) заключается не в исключительном желании причинить вред получателю, а в желании заключить с получателем договор, привлечь внимание получателя к продаваемым товарам и т.п. Конечно, можно было бы утверждать, что в данном случае речь идет о "злоупотреблении правом в иных формах". В то же время, сложившаяся в юридической доктрине практика говорит о том, что эти "иные формы злоупотребления" так либо иначе должны быть предусмотрены в законодательстве (подобно тому, как предусмотрены, например, варианты злоупотребления правом в целях ограничения конкуренции). Формы же злоупотребления правом, связанные со спамов, в законодательстве не предусмотрены. 2. Во-вторых, Вы утверждаете, что спаммер может нести ответственность в соответствии со статьей 1064 ГК РФ. В то же время, в соответствии со статьей 1064 ГК РФ вред подлежит возмещению в случае, если он причинен неправомерными действиями причинителя (за исключением возмещения за правомерно причиненный вред, но исключительно в случаях прямо предусмотренных в законодательстве). Отправка спам-сообщений не является каким-либо неправомерным действием, оно нигде в законодательстве прямо не запрещено. В рамках рассылки спаммер осуществляет свое право на распространение информации. Возмещение вреда, причиненного правомерной рассылкой спам-сообщений, также нигде в законодательстве не предусмотрено. Таким образом, вред, причиненный рассылкой спам-сообщений, не может быть возмещен в соответствии с правилами Главы 59 ГК РФ (поскольку, действия спаммера являются правомерными и не противоречат никаким законодательным нормам). 3. В третьих, Вы утверждаете, что спам является нарушением с точки зрения законодательства о рекламе, поскольку "при платном обслуживании стоимость реклама может предоставляться только с согласия абонента". Однако, нарушение законодательства о рекламе осуществляют провайдеры, заключившие с потерпевшим договор о подключении к Интернет или об оказании услуг электронной почты, поскольку именно они (а не спаммер) осуществляют платное обслуживание потерпевшего, предоставляя ему без его согласия спам-сообщения. Именно между потерпевшим и провайдером (а не между потерпевшим и спаммером) заключен договор о платном обслуживании. Соответственно, формально именно провайдеры не должны предоставлять потерпевшим рекламу третьих лиц (спаммеров). В связи с изложенным буду признателен за уточнение Вашей позицию по данным правовым аспектам СПАМа в России. Заранее благодарю за ответ. С уважением, Игорь Невзоров

Виктор Наумов: Уважаемый Игорь, мне приятно Ваше внимание к материалу :). Не готов ответить - нужно углубиться в текст :). Замечу, что, в теории, термин "неправомерный" необязательно должен заменяться на "незаконный". На мой взгляд, можно использовать сочетание "права и интересы". Если с правами все непросто, то с интересами определеннее - редкий пользователь скажет с любовью о спаме. О провайдерах: здесь также нет прямого ответа: кто явился инициатором распространения отношения? Спаммер, не провайдер. Последний лишь обеспечил техническую возможность. Правда, есть в мире есть несколько примером, когда ответственность по закону возлагается и на провайдера (например, в случае открытого релея).

21. Андрей: Я координатор некоммерческого проекта "Астрахань.Выборы", и в ходе моей работы мне приходится размещать на своем сайте чужие материалы (в основном публикации из электронных и бумажных СМИ, аналитику по выборам и иногда видеозаписи новостей из телеэфира). Очень часто в "горячую пору выборов" (с присущими ей ограничениями по времени публикации материалов)просто не бывает времени для получения разрешения на публикацию от авторов. Чаще всего временные сложности возникают с печатными СМИ и телекомпаниями. Однако, я слышал, что в российском законодательстве существует возможность, позволяющая опубликовать в Сети без явного разрешения авторов "... материалы имеющие высокую общественно-политическую значимость (особую важность для общества)...". Пожалуйста, поясните так ли это (возможно с учетом некоммерческого характера моего проекта). Возможно ли, что это касается только государственных СМИ(или субсидируемых государством СМИ)?

Виктор Наумов: Да, возможно. Собственно, так работают практически все СМИ (например, телеканалы). Прошу посмотреть ст. 19 Закона Об авторском праве и смежных правах.

22. Дмитрий: Вопрос касается системы электронных платежей webmoney и работы обменных пунктов. Является ли законной деятельность по обмену наличных денег на WM и обратно, как проводить такие операции (нужен ли кассовый аппарат?) и как платить с них налоги? Спасибо.

Виктор Наумов: Вопрос непростой - для меня - я не знаком с данным сервисом. Мне представляется, что у такого сервиса должна быть лицензия ЦБ РФ. Аппарат не нужен. Налогообложение сообразно общим и специальным нормам НК РФ (кстати, в этой сфере изрядно проблем, например, при наличии в отношениях нерезидентов).

23. Алена: Как в сети охраняется авторское право, и каким образом может преследоваться (законно) недобросовестная конкуренция? Что будет являться фактическими доказательствами этих нарушений?

Виктор Наумов: См. выше. :) А недобросовестная конкуренция - в частности, сообразно нашему антимонопольному законодательству.

РИА Новости, http://www.rian.ru
online конференция, 24/10/2005

Источник: http://www.rian.ru/online/20051024/41876929.html